Зона, 11 декабря. Рассвело всего четыре часа вспять, а поток паломников ко временному складу
Учебные материалы


Зона, 11 декабря. Рассвело всего четыре часа назад, а поток паломников ко временному складу



Карта сайта juliahengstler.com

Рассвело всего четыре часа назад, а поток паломников ко временному складу, устроенному в небольшом круглом овражке западнее градирен, стал плотным, как полуденное движение по МКАД. «Черные ангелы» шли по одному и группами и непременно несли по два-три «Джокера». Почему им было не ссыпать артефакты в мешок и не принести весь улов за один рейс, Андрей понял сразу. Каждого удачливого сборщика хабара трое приемщиков склада под навесом записывали в ведомость на премии. Лунев бегло подсчитал количество прибывающих бойцов в минуту и едва не присвистнул. Если каждый приносил хотя бы по одному артефакту, под навесом их должно было скопиться уже несколько тысяч. И, судя по неиссякающей веренице ходоков, это был далеко не предел.

Андрей вспомнил о своей роли и с важным видом в сотый раз обошел лабораторные палатки по кругу. На последнем шаге он едва не упал, хотя никаких причин этому вроде бы не было. Лунев ухватился за ветку ближайшего деревца и повертел головой. Земля ощутимо дрожала. Серия мелких толчков магнитудой балла в полтора-два трясла землю, как плохая дорога телегу.

Дождавшись, когда дрожь почвы под ногами прекратится, Лунев вышел из-под деревьев и взглянул на небо. Низкие серые тучи, орошавшие ночью землю холодным дождем, приобрели лиловый оттенок, а у западного горизонта – Андрей не видел других сторон света из-за леса и строений – по облакам проходила широкая красная кайма. Складывалось впечатление, что горизонт объят мощным пожаром. Последним штрихом в картине необычных впечатлений стало внезапно подкатившее чувство дурноты и легкая дезориентация в пространстве. Словно бы небо и земля на миг поменялись местами, но Андрей не успел никуда упасть, поскольку слишком быстро все пришло в норму.

Лунев вернулся на пост и незаметно вынул из кармана детектор аномалий. Его показания, как и ожидалось, были предельно четкими.

«Опасность Выброса. Вероятное время плюс три часа».

Так было написано на дисплее приборчика, ниже пары столбцов с формальными данными. Сила толчков, действительно, составила два балла, а кроме того, наблюдалось возмущение магнитного поля и гравитационная нестабильность. Вот отчего у сталкера так неприятно всколыхнулось в животе.

Все эти признаки свидетельствовали о приближении зонального Выброса. А между тем, по всем существовавшим до сего момента законам, Выброс должен был состояться не раньше завтрашнего утра.

«Можно было бы махнуть рукой и поморщиться: „Какие законы в Зоне?!“, да только речь идет не о наших человеческих правилах и понятиях, а о тех законах, которые сама Зона и установила. И теперь, похоже, намерена без зазрения совести нарушить. Между прочим, ловкий ход. Если мы ее окончательно допекли, лучшего способа избавиться от надоедливых людишек, от всех разом, не придумаешь. Досрочный Выброс – и никаких проблем. Только вряд ли дело в нас. Зона – слишком сложная штука, чтобы ее действия объяснялись настолько просто».



Андрей услышал приближающиеся шаги и спрятал приборчик в карман. По тропинке, ведущей от штаба к полевой лаборатории, шли какие-то люди. Лунев придал лицу выражение крайней бдительности и уставился суровым взглядом на делегацию. Ее возглавлял лично «Ангел» Бета, следом семенил «Ангел» Омега, при каждом шаге издававший смешное «пуф-пуф», а замыкали колонну двое бойцов-дозорных, неизменных спутников главаря группировки как в поле, так и на территории лагеря.

Когда высокое начальство поравнялось с постом, Андрей принял подобие стойки «смирно» и преданно уставился на Ангела Бета. Тот лишь покосился на часового и вошел в палатку. С ним вошел толстяк, а бойцы заняли места по бокам от входа. Лунев вопросительно взглянул на телохранителей босса и один из них жестом приказал новобранцу нести свою службу дальше. Андрей кивнул и отправился по протоптанному маршруту. Зайдя за палатку, он активировал вложенную в ухо горошину подслушивающего устройства и неспешно побрел по кругу.

– Ваша схема весьма эффективна, Татьяна Сергеевна. – В голосе Беты больше не было пренебрежения. – Оперативные группы исправно приносят артефакты. С каждым часом их становится все больше. Схема работает безупречно.

– Неудивительно, – негромко ответила Татьяна. – Но вас все равно что-то не устраивает, я вижу по глазам.

«Вот– вот, – мысленно позлорадствовал Лунев. – С этой стороны вы дамочку, похоже, не знаете, господин „Ангел“ Бета! Сейчас она устроит вам сеанс психоанализа, взвоете».

– Я не все понимаю, – признался Бета. – От наблюдателей на башнях и охраны лагеря приходят тревожные рапорты. Вокруг нашего лагеря собралось слишком много мутантов. Пока нам удается сдерживать адское стадо, артефакты помогают и в этом сложном деле, но всему приходит конец. Скоро звери перестанут нас слушаться, я уверен, и перейдут канал. Что здесь начнется, трудно представить. Кроме того, с градирен виден растущий в центре Зоны «Черный „Ангел“. Он слишком велик. Хотелось бы знать, почему?

– Насколько он велик?

– Почти поглотил саркофаг и, похоже, продолжает расти.

– Это плохо. – Татьяна помолчала и добавила: – Вы забыли упомянуть о предвестниках.

– О чем?

– О предвестниках Выброса.

– А-а, вы решили, что подземные толчки – это предвестники? Не рановато?

– В этом все дело. Пожалуй, у меня есть ответ на все ваши вопросы разом. Только, боюсь, вам он не понравится.

– Это мои проблемы, готов выслушать.

– Извольте. Предвестники стали последним кусочком мозаики, господин Бета. Теперь я уверена, что нам следует ожидать досрочного Выброса.

– Занятно. – «Ангел» хмыкнул. – И как скоро?

– В ближайшие четыре часа или даже раньше. И это будет не простой, а сверхмощный Выброс. Возможно, речь идет о третьей Катастрофе.

– Татьяна Сергеевна, а если обойтись без нагнетания напряженности? Сразу к фактам.

– Пожалуйста. Я провела ряд исследований, которые в корне меняют представление о последствиях деятельности вашей группировки, господин Бета.

– Вы обещали изучить артефакты, – напомнил «Ангел». – Я просил дать ответ всего на один вопрос – можно ли воспроизвести их лабораторно? Ни о каких побочных исследованиях мы не договаривались.

– Это не побочные исследования. Все выводы я сделала в процессе изучения артефактов.

– Так их можно воссоздать искусственным путем?

– Не уверена. Думаю, на нынешнем уровне развития техники это сделать нереально. Но я уверена на сто процентов, что собирать артефакты типа «Джокер» и вывозить их из Зоны нельзя. «Джокеры» – это продукты защитной реакции самой Зоны, а не земли.

– Защитная реакция? На что?

– На «Черного Ангела»!

– Не понимаю вас. Реакция Зоны на собственную аномалию? «Черный „Ангел“ вышел из-под контроля и пытается покорить Зону, так, по-вашему?

– Нет. «Черный „Ангел“ – это болезнь, если оперировать человеческими понятиями. Это раковая опухоль, пустившая корни в Зоне и пожирающая ее изнутри. Зона пытается остановить рост „опухоли“, генерируя артефакты там, где ее пронзают щупальца „Черного Ангела“.

– Интересная теория. И какие доказательства?

– В первую очередь доказательством является то, что мы с вами разговариваем. Вы сами сказали, что, не будь ваши бойцы защищены «Джокерами», мутанты давно разорвали бы их в клочья и сровняли ваш лагерь с землей. По той же причине здесь не возникают обычные для Зоны аномалии, их появление предотвращают «Джокеры». Единственное, с чем пока не в силах справиться артефакты, это «Черный „Ангел“, но если все сложится удачно, „Джокеры“ сумеют решить и эту проблему. Зона больна „черной чумой“, и единственное лекарство от нее – артефакты. Хотите, чтобы я доказала и этот тезис? Пожалуйста. „Черный Ангел“ стремится уничтожить артефакты потому, что боится их. Появляясь на пути расползающихся энергетических щупалец „Черного Ангела“, „Джокеры“ парализуют их. Они будто бы прижигают эти щупальца, не позволяя им тянуться дальше. Багровые вихри, по энергетической структуре схожие с аурой „Черного Ангела“, стирают артефакты в порошок, чтобы лишить их заряда, который Зона вложила в эти энергетические кристаллы. А потом черная субстанция из „щупалец“ „Ангела“ просачивается на поверхность земли и спокойно растворяет уже безвредную пыль, оставшуюся от „Джокеров“. В этом смысле аномалия очень последовательна и выполняет свою программу до точки. Но даже когда „Ангел“ уничтожает артефакт, парализованное „Джокером“ щупальце прекращает расти и постепенно отмирает. „Ангелу“ приходится начинать все сначала, отращивать новую „конечность“, и протягивать ее либо от основного тела, либо от ближайшего крупного щупальца.

– Не верю. – Бета насмешливо фыркнул. – По-моему, вы пытаетесь сгустить краски.

– Взгляните, я составила новую схему. На ней красным помечены места, где артефакты были уничтожены «Ангелом», и синим – где их подняли ваши люди. Видите, синие цепочки тянутся все дальше и дальше к периферии Зоны, а красные точки обрывают эти цепи. Заметьте, ни одного исключения!

– Пусть так. – Голос Беты стал максимально прохладным. – Пусть вы правы, и «Черный Ангел» – болезнь Зоны, что это меняет?

– Вы действительно этого не понимаете или просто не хотите понять? Выслушайте еще раз и попытайтесь вдуматься. С вашей помощью болезнь зашла слишком далеко. Зона не справится с ней самостоятельно. Если бы вы не трогали артефакты, «Черный Ангел» так и остался бы локальным «нарывом», воспаляющимся раз в неделю в самом центре. Но вы начали собирать «Джокеры» и, более того, вывозить их из Зоны. «Черный Ангел» почувствовал свободу и начал шириться. Вы и только вы накликали эту беду!

– Вообще-то, идея была не наша, – заметил Бета. – Мы просто вовремя сориентировались. А первого «Джокера» из Зоны принес кто-то из военных.

– Теперь это не важно. Теперь главное – остановить болезнь! Уверяю вас, если «Черный Ангел» поглотит Зону, это станет новой Катастрофой, гораздо страшнее первой и второй, вместе взятых. Хотя бы потому, что он не задержится, как нынешняя Зона, в границах первой зоны отчуждения, а будет расползаться дальше.

– Жуть какая, – Бета усмехнулся. – Ну и что?

– Как это что?! – В голосе Татьяны промелькнула нотка настоящего возмущения. – Чтобы не потерять Зону, нужно оставить в покое «Джокеры», а все уже собранные… ну, я не знаю… свалить в логово «Черного Ангела», что ли? Я не уверена, что это поможет, но другого выхода нет! Главный купол – мозг и сердце «Черного Ангела» – теперь не прячется в зданиях центра, значит, его будет нетрудно атаковать. В противном случае, вместо очередного, максимум, следующего Выброса последует новая Катастрофа, и последствия ее будут тяжелейшими.

– Ну и что? – снова спросил Бета. – Нам-то какое дело до Зоны?

– Как это… какое? – спросила Татьяна растерянно.

– Лично мне плевать, извините за грубость, на то, что произойдет с Зоной. И большинству людей на планете тоже плевать, уж поверьте. Таких, как вы, романтиков, приходящих в это гиблое место из чистой любви к науке, не наберется и сотни во всем мире. Всех остальных Зона интересует только как случайно подвернувшийся источник сверхприбыли. Меня в том числе. Так что, если Зона исчезнет, никто особо не огорчится. Легко пришло, легко ушло, как говорят англичане. Что же касается текущего момента, лично я намерен просто выжать из него максимум. Не теряя времени на обсуждение сомнительных теорий. Если ворота этой пещеры с драгоценностями скоро закроются, значит, надо успеть вынести как можно больше, вот и все! Сколько, вы говорите, у нас осталось? Четыре часа? Отлично, мы используем оставшееся время для сбора максимального количества артефактов. Затем все мои бойцы уйдут из Зоны, а на остальных, еще раз пардон, мне плевать. «Джокеры» для меня в первую очередь – часть снаряжения универсальных солдат. Если не получится изучить и искусственно воссоздать эти энергетические кристаллы, значит, надо запастись как можно большим количеством натуральных артефактов. И черт с ним, со здоровьем Зоны! Сдохнет – всем только лучше станет, а произойдет новая Катастрофа – хуже не будет. Некуда хуже.

– Будет! Будет гораздо хуже, ну почему вы не желаете меня слышать?!

– Потому, что это ваши домыслы, – отрезал Бета. – Разговор окончен. Желаете уйти, не держу. Я вас сюда не приглашал, вы сами пришли. Но советую успокоиться и дождаться, когда прилетят вертолеты. Обещаю, что не забуду выделить вам место на борту. Вы – ценный кадр, такими не разбрасываются. Чтобы утешить, скажу одно – насчет досрочного Выброса вы меня убедили. Сворачивайте здесь все, Татьяна Сергеевна. Мы вылетаем через три часа. Господин Иванов вам поможет.

В палатке послышалось «пуф-пуф» толстяка. Судя по интонациям, это означало «Всегда готов».

«Ангел» Бета вышел из палатки, держа палец на гарнитуре связи.

– Командирам групп, общий сбор! Все, кроме караульной роты, в поле за хабаром! Контрольное время – три часа. Отсчет пошел.

К этому моменту Лунев ушел на второй круг, и Бета его не заметил. Скорее всего, он снял бы часового с поста и отправил в поле, но пока что Андрей оставался на месте и имел в запасе несколько минут, чтобы хорошенько обдумать свои дальнейшие действия.

Кое– какие мысли у него уже имелись. В отличие от Беты, сталкер поверил в теорию Татьяны Сергеевны на все сто. В первую очередь потому, что она объясняла практически все нестыковки, до сих пор имевшиеся в собственной версии Лунева.

«Как там сказал Бета? „Первого „Джокера“ из Зоны принес кто-то из военных…“ – Андрей невольно поежился. – А вот и неправда. Не кто-то из военных, а бывший наемник, но по заданию военных, это верно. Черт побери, вот ведь незадача! Конечно, я не мог знать, что так обернется, но все равно неприятно. И, получается, теперь это просто дело чести – помочь Татьяне разрулить ситуацию. Получится или нет, вопрос другой, но попытаться я просто обязан!»

Если отталкиваться от новых данных, план вырисовывался простой и четкий. Единственным слабым звеном в нем было, как это нередко случается, неумолимое время. Если точнее – время до прилета вертушек. Хотя, не единственным. Еще имело значение, сколько протянет Зона до Выброса. Если «ангелы» начнут собирать артефакты с таким же энтузиазмом, с каким Бета отдал приказ, Зона протянет недолго. Возможно, гораздо меньше трех часов. А дальше… будет Выброс и Мертвый полдень, на смену которому придет беспросветная ночь, время власти «Черного Ангела».

«Но вертушки тоже не должны задержаться. Полчаса – максимум, и они будут здесь. Ведь кроме командного состава им придется взять на борт весь улов, а это непросто. Возможно, им следует рассчитывать на два рейса».

Получалось, что Луневу необходимо как-то продержаться на посту до прилета вертушек. Как? Лабораторию сворачивали, следовательно, задача становилась почти невыполнимой. Андрей оглянулся по сторонам и принял решение. Сворачивали ведь условно. Палатки оставались на месте, и в них можно укрыться, чтобы не мозолить глаза начальникам. А если заглянут – сделать вид, что помогаешь.

«Есть в ситуации и один плюс. Большой плюс. Мои подозрения относительно Татьяны оказались ложным следом. Она – кто угодно, только не „Ангел“ Альфа, как я, грешным делом, подумал. Она даже не заодно с черными дельцами. Просто попала в это болото и крепко в нем увязла. Это ничуть не извиняет дамочку, но хотя бы дает мне возможность ее спасти».

Оставалось как-то объяснить Татьяне, кто он такой, и «договориться» с господином Ивановым. Придумывать подробный план действий было некогда, поэтому Андрей просто откинул полог и вошел в палатку.

* * *

– Механик, говоришь? – Бибик смерил наемника оценивающим взглядом. – И что ты здесь потерял, Механик?

– Я тут проездом. – Наемник бросил быстрый цепкий взгляд на полковника, а затем по сторонам. – Шел мимо, нарвался на «черных ангелов», договориться не получилось.

– Ну, придется тебе с нами куковать. – Было заметно, что Бибик не верил наемнику, но старался не подавать вида. – Как дела у тебя с патронами?

– Есть маленько.

– Федор. – Полковник обернулся и выразительно взглянул на торговца.

– Первый уровень и наземный этаж засыпало. – Колода помотал головой. – Оружие и патроны хранились там. Если хотите, копайте. Что отроете, все ваше.

– За полцены, – добавил Бибик и усмехнулся. – Ладно, разберемся. Сколько-нибудь продержимся, а там будем смотреть по обстановке. Копать или не копать.

– А много вас? – поинтересовался Механик. – Хочу понять, сколько тут можно продержаться.

– Все здесь. – Бибик хитро прищурился. – Думал, нас больше?

– Не думал, что вы вообще тут есть. – Механик и бровью не повел. – Другие выходы имеются?

– Имелись, – буркнул Федор, – да только некоторые особо умные майоры их законопатили. А сверху аномалия добавила. Так что гнить нам тут вечно по милости двух этих безмозглых явлений природы.

– Сам себя о стенку убьешь, Федор Степаныч, или помочь? – Бражников усмехнулся.

– Автомат вернете? – спросил Механик.

– Полезут черные, вернем, – пообещал Бибик. – Еще и саперную лопатку подарим. Твоя позиция на переднем крае будет, сам понимаешь. Вместе с майором. Там любое оружие сгодится.

– Черных мало осталось. Не больше взвода. Остальные ушли.

– И эти ушли бы, не замочи ты походя пятерых. – Бибик испытующе взглянул на Механика. – Верно мыслю? Чем они тебя так обидели?

– Мои дела. – Наемник отвернулся. – Теперь поздно пить нарзан.

– Верно мыслишь, – Бибик обернулся к Федору. – Ну, а мы с тобой, Степаныч, на трудовой фронт отправимся. Какой из запасных выходов реально откопать, как думаешь?

– Никакой, – торговец покрепче затянул импровизированный кушак. – Разве что сейф. Перед ним вроде бы поменьше завал. Но из него только по вентиляционной трубе можно выползти. Но учти, ее наружная решетка над вторыми воротами расположена. Прыгать придется с четырех метров либо на причал, либо прямиком в воду.

– Нормально. Искупаемся, не растаем, не сахарные. – Полковник предупреждающе поднял руку. – Приближаются. К бою! Бражников, начнут вороги сигать в яму, не мешайте, там черная лужа сейчас раскинется, как море, широко. Есть у меня подозрение, что из нее живым никто не выплывет. Но если кто-то умудрится спуститься без проблем – гасите сразу. Пленные нам не нужны.

– Понял!

– А допросить не хочешь? – вмешался наемник, смерив Бибика снисходительным взглядом. – Насчет лагеря, например.

– Нет. – Полковник взял автомат на ремень. – Где их лагерь, я знаю, а что посущественнее, не у бойцов спрашивать надо, а у командиров. А командиры в колодец не полезут. Логично?

– Да. Пушку верните.

– Позже.

Механик пожал плечами, кивнул Бражникову и первым двинулся к пролому. Майора не впечатлила демонстрация доброй воли. «Вал» он вернул наемнику только, когда тот занял свою позицию за нагромождением ящиков, почти у края черной лужи. Бражников расположился левее, чуть позади наемника и на метр выше, на поваленном стеллаже, так, чтобы можно было вести перекрестный огонь.

«Ангелы» начали атаку с нестареющей классики. Сверху посыпались гранаты. Как выражаются военные – в количестве до двух десятков. Майор рефлекторно пригнулся и коротко взглянул на Механика. Тот не смотрел, куда падают опасные железки, сосредоточив все внимание на краю провала.

Наемник оказался прав, бояться было нечего. Все гранаты плюхнулись в черную лужу, которая отреагировала на них одинаково во всех двадцати случаях. Взрывались гранаты или нет, осталось загадкой. Черная субстанция мгновенно их затягивала, а над местом падения каждого из снарядов вздувался небольшой радужный пузырь, который через несколько секунд лопался с негромким хлопком. И все.

У Бражникова даже мелькнула мысль о том, что «аномальная нефть» могла бы здорово облегчить жизнь саперам, особенно отрядам быстрого реагирования. Поместил подозрительный предмет в чан с черным… с черной субстанцией и подрывай. Не надо вывозить в грузовике с песком куда подальше за город или расстреливать на месте из водяных пушек. Но вряд ли таким фантазиям было суждено воплотиться в жизнь. «Аномальная нефть» возникала только в Зоне и только при определенных обстоятельствах.

«Да и неизвестно, сколько от нее вреда. Может быть, больше, чем пользы. Тогда игра вообще не стоит свеч».

Сорванное начало операции должно было обескуражить атакующих, но черные не растерялись. Они рассредоточились вокруг провала и попытались зачистить площади вокруг лужи массированным огнем из стрелкового оружия. В принципе, решение было верным, но снова не принесло результата. Позиции обороняющихся располагались вне досягаемости такого огня под прикрытием плит, образующих потолок «минус второго» и, соответственно, пол «минус первого» уровней.

Бражников снова взглянул на Механика. В отличие от майора, наемник оставался сосредоточенным, словно наблюдатель под августовским небом, который опасается пропустить очередную падающую звезду.

Едва спецназовец собрался усмехнуться, как боковое зрение ухватило мелькнувшую справа тень. Это была действительно только тень, но тот, кто ее отбрасывал, находился гораздо ниже верхнего края провала. На голову майору посыпался песок, и Бражникову стало ясно, что козырек из плит мешает не только атакующим. Под прикрытием интенсивного огня, который в первую очередь создал отличную шумовую завесу, на «минус первый» спустился черный авангард.

Майор знаком сообщил наемнику о новой опасности. Механик кивнул и неожиданно покинул позицию. Бражников попытался его остановить, но наемник не обратил на энергичную жестикуляцию майора никакого внимания. Механик прошел по самому краю черной лужи до того места, где недавно сам спустился в пролом, и быстро вскарабкался на уровень выше. Бражников вполголоса выругался и тоже сменил позицию. Он обогнул черную лужу, а теперь уже почти озерцо, и вскарабкался на гору крепко спрессованных и перевязанных проволокой тюков с одеждой.

С этой позиции было хорошо видно, что на узком «балконе» Механик сцепился с двумя черными бойцами. При этом ни один из троих не выпустил из рук автомата, но воспользоваться оружием по прямому назначению не мог, как ни старался. Бражников и сам неплохо дрался, но такое до сих пор видел только в кино. «Ката стрелка» из популярного блокбастера отдыхала.

«Ангелы» атаковали одновременно и по очереди, меняли ритм и отчасти даже стиль боя, но достать Механика не могли. Пару раз казалось, что очередная пуля все-таки найдет свою цель, однако наемник каждый раз в последний момент уходил с линии огня, и выстрел – практически в упор! – пропадал даром. Сам наемник при этом почти не стрелял, кружил, подсекал, бил, блокировал, проводил броски и постоянно то рвал, то сокращал дистанцию, заставляя врагов впустую тратить патроны. И, надо отдать ему должное, заставил.

Штурмовые винтовки черных почти одновременно щелкнули, жалуясь на опустевшие патронники, а секундой позже Механик исполнил красивое и чертовски быстрое сальто назад, вскинул «Вал» и дважды выстрелил. Тела «ангелов» свалились в самый центр озерца, но ни всплесков, ни кругов не вызвали. Субстанция привычно вздулась двумя радужными пузырями и через несколько секунд вновь стала гладкой и спокойной. Реакция оставшихся наверху черных не заставила себя ждать. Колодец вновь наполнился трескучим эхом выстрелов, и вокруг наемника защелкали рикошеты.

Механик быстро спустился вниз, очень осторожно, буквально в сантиметре от края, обошел лужу и без разбега, с места, как кошка, запрыгнул на тюки рядом с Бражниковым.

– Могешь, – одобрительно сказал майор.

– Ты не видел, как я танцую, – серьезно сказал Механик. – У них веревки с блоками. Крепят. Скоро спустятся сразу всей компанией, устанем отмахиваться.

– Предлагаешь отойти? Нельзя, пока полковник черный ход не освободит.

– Без удара в тыл с ними не справиться.

– Ты вроде справляешься.

– Когда один на один или на двое. Или когда с тыла захожу. Но их полтора десятка, а нас двое. И бой будет встречным. Дохлый номер. Ты же понимаешь.

– Да. – Бражников указал на проход, ведущий к уцелевшим помещениям. – Будем держать их вон там, сколько сумеем.

– Минуту, две, – наемник пожал плечами. – Чтобы держать, патроны нужны. У меня три магазина – и все. А у тебя?

– Столько же. – Майор энергичной отмашкой указал направление. – Минуту, значит, минуту. Вперед!

В отличие от майора и наемника, «ангелы» не экономили патронов. Спускаясь на тросах, они поливали все и вся, грамотно прикрывая друг друга и не давая обороняющимся ни малейшего шанса ответить. Когда первая волна десанта начала раскачиваться, чтобы спрыгнуть подальше от опасного озерка на дне колодца, вторая зависла в двух метрах над ними и продолжила стрельбу. Авангард черных быстро отыскал проход, в котором скрылись офицер и наемник, и в ход снова пошли гранаты.

Бражников, оглохший и слегка обалдевший от близких взрывов, первым отошел из прохода на относительно свободное от завалов местечко и оглянулся. Дверь в «сейф» была открыта, но фигуры Бибика и Колоды до сих пор маячили в зоне видимости. Забраться в вентиляционную шахту у них пока не получалось.

– Не спи! – крикнул наемник майору. – Что-то с лужей не так! Затвердела! Они прямо на нее спрыгивают!

Бражников подался вперед, но был вынужден принять влево. Черные были уже в проходе. Механик пока удерживал их у дальнего входа, но его огонь почему-то был не слишком эффективен.

Майор сложил два и два, припомнил все, что рассказывал о врагах капитан Костин, и сделал вывод. На «черных ангелов» вовсю работали «Джокеры»! Черная лужа, затвердевшая, после того, как в нее упали двое «ангелов» с артефактами в подсумках, плюс слабая эффективность огня обороняющихся и обостренное чутье противника – все это было результатом помощи «Джокеров», без сомнений. Единственным вариантом, когда «Джокеры» были бессильны помочь хозяевам, был рукопашный бой, но черные понимали это не хуже майора и упражняться в единоборствах больше не собирались.

К авангарду присоединился костяк отряда, и свинцовый ураган в очередной раз усилился до предела. Коварный рикошет ударил майора в спину, затем еще один щелкнул по каске, и почти сразу прилетело в третий раз, снова по спине. Благодаря качественному бронежилету и шлему Бражников отделался довольно легко. Он лишь на секунду «поплыл», но сумел преодолеть состояние «грогги» и начал отползать. Механик поступил так же.

Когда до «сейфа» оставалось каких-то десять метров, «ангелы» ворвались в зал, и над головами у майора и наемника засвистели уже не рикошеты. Если бы не ответный огонь Бибика, доползти до укрытия Бражникову не светило. Механику, скорее всего, тоже. Полковник не жалел патронов и не прятался, а потому на пару секунд все же приостановил врага, и за эти мгновения отступающий заслон успел запрыгнуть в «сейф».

– Порядок в танковых войсках, – захлопнув толстый бронированный люк, пробасил Бибик. – Но у дверцы все-таки не маячьте. Кумулятивного эффекта никто не отменял.

– У них нет гранатометов, – снимая шлем, чтобы утереть пот и оценить повреждения, сказал Бражников.

– Такая броня… – Механик похлопал по двери. – Тандемным зарядом надо бить.

– Не активная и экрана нет. – Полковник покачал головой. – И обычным возьмут, если «РПГ» притащат.

По бронедвери глухо, почти неслышно, простучало несколько десятков пуль. Изнутри казалось, что кто-то робко побарабанил пальцами.

– Все равно мощь, – кивком указав на дверь, одобрил Механик.

– Мы и так тут задохнемся, без кумулятивного эффекта, – проворчал Федор. – Я же говорил, вентиляция сломана. Думал, компрессор завис, ан нет. Похоже, закупорилась труба. Наглухо закупорилась.

– Ну, так давай откупоривать! – Бибик подошел к вентиляционной решетке, снял маску и потянул носом. – Воняет… дрянью какой-то. Гнилью. Может, там какая-нибудь тварь застряла, да и сдохла.

– Не легче, – буркнул Колода. – Если застряла, как ее вытолкнешь, пошинкуешь?

– Разберемся. – Полковник окинул взглядом товарищей по несчастью. – Ну, кто у нас самый стройный и ловкий?

Бражников посмотрел на Механика, тот на Колоду, Бибика и кивнул. Все четверо были довольно габаритными мужчинами. Федор был на голову ниже, но в плечах даже шире Бибика, а майор, при схожих с наемником пропорциях, был не настолько ловок. Механик усмехнулся и вручил спецназовцу свой автомат.

– Только не проболтайтесь потом, что я вас выручил, свои же пристрелят.

– Ну да, ты-то в курсе, – хмыкнул Бибик.

Механик покосился на полковника, но промолчал. Он взял в зубы нож, открыл решетку и, выполнив простейшую гимнастическую «склепку», забрался в воздуховод.

Примерно минуту из трубы доносились шорохи и постукивание, затем послышалась какая-то возня, что-то отчетливо брякнуло, снова донеслись шорохи, теперь едва слышные, и все стихло. Выждав еще пару минут, Бибик уцепился за край воздуховода, подтянулся и заглянул в шахту.

– Эй!

Ему ответило только гулкое эхо. Полковник спрыгнул на пол и отряхнул ладони.

– Что? – спросил Колода.

– Ничего. – Бибик пожал плечами. – Дует. Надо понимать, что путь свободен, но Механика на той стороне мы вряд ли увидим.

– Сообразил, что мы его раскусили? – спросил Бражников.

– Ясное дело. – Полковник кивком указал на решетку. – Твоя очередь, майор.

– Это самое, – Федор вдруг сдал назад и прижался ухом к двери. – А там вроде тихо стало.

– Ждут, наверное. – Полковник усмехнулся. – Ты, Федя, боишься лезть в трубу, что ли?

– С рождения ни по каким трубам не лазал, – ворчливо ответил Колода. – И не собираюсь. Если спешите, можете лезть, а я и тут посижу. Воздух теперь поступает, запасы имеются, небось не заскучаю.

– А если черные гранатомет принесут? Или взрывчатку.

– Значит, судьба такая. – Колода помотал головой. – Не полезу!

– Что-то ты, борода, не договариваешь. – Бибик с подозрением прищурился. – Колись, пока не поздно.

– Чего я не договариваю? – Федор поскреб в бороде. – Все сказал вроде бы.

– Думаешь, одного тебя «ангелы» не тронут?

– Не думаю я ничего, отвяжись! Просто хватит с меня переживаний. Посижу денек, отдохну, а там видно будет. Не до Выброса же черные тут будут дежурить. Уйдут в конце концов. Вам надо отсюда выбраться поскорее, ну и мотайте. Я тут при чем?

– Господин полковник, – позвал Бражников.

Бибик обернулся. Майор стоял в дальнем углу «сейфа» у открытого распределительного щитка. Крышка щитка оказалась втрое толще обычной за счет того, что изнутри к ней был прикреплен жидкокристаллический монитор дюймов двадцати по диагонали. Бражников ткнул в экран пальцем и удовлетворенно кивнул.

– «Большой брат»? – Бибик усмехнулся и погрозил торговцу пальцем. – Ох, Федор, большая ты сволочь.

– Не твое дело, какая я сволочь, – буркнул Колода.

– Почему не сказал, что у тебя тут система внутреннего наблюдения имеется?

– Только не заводи опять эту волынку, а? – Федор поморщился. – Почему, почему… потому! Там не работает, поди, ничего.

– Мультикартинкой это не назовешь, но две из шестнадцати камер пока функционируют, – сообщил Бражников. – Будете смеяться, но одна из уцелевших камер прямо напротив нас. В смысле, напротив «сейфа».

– И что там? – оживился Федор.

– Ничего.

Бражников уступил место полковнику. Тот потыкал в экран и скептически хмыкнул.

– Не факт, что они ушли, но… А вторая картинка откуда? Федор, глянь сюда.

– Это перед главными воротами. Вон дохлый сталкер валяется, а дальше аномальная лужа… была. Теперь просто черная земля. А дальше тропинка начинается. На Копачи выводит.

– Смотрите! – воскликнул Бражников. – Механик!

– Точно, он. – Бибик снова потыкал в экран. – «Зума» тут нет?

– Чего ради? – фыркнул Колода. – Это ж камера наблюдения, а не телескоп.

– Автомат где-то откопал, – заметил майор. – Свободно идет, не боится никого. О, остановился! Машет нам, издевается! Вот сволочь!

– Ну, отчего же. – Бибик покачал головой. – Наоборот. С понятием мужчина. Будет жаль, если придется его ухайдакать.

– Получается, «ангелы» все-таки ушли? Странно.

– Еще как, но нам сейчас не до головоломок. – Полковник кивнул Колоде. – Отворяй ворота, хозяин, провожай гостей.

– Слава тебе, господи. – Торговец перекрестился. – Скатертью дорога!

Он торопливо отпер дверь и приоткрыл на пару сантиметров. Ничего страшного не произошло. По ту сторону бронированной преграды, действительно, не было ни одной живой души. Колода распахнул дверь настежь и осторожно выбрался из «сейфа». Бражников двинулся следом, но его придержал Бибик.

– Пусть погуляет пару минут, для надежности, а ты послушай пока. Выберемся, сразу двинешь на ближайшую точку, где есть запасная связь.

– В Копачи?

– Можно и в Копачи, а если там связи не будет, беги на турбазу. Знаешь, на берегу? Там точно связь найдется.

– Вертушки звать или штурмовики?

– Штурмовики? – удивился Бибик. – Зачем?

– Лагерь «черных ангелов» разбомбить. Мы ж координаты теперь знаем. Звено «расчесок» пройдет, от банды только каски останутся.

– Экий ты кровожадный, майор. – Полковник усмехнулся. – Нет. Никаких штурмовиков. Нужен транспорт в квадрат «57–63». Любой транспорт, главное, побыстрее, понял?

– Так точно. А вы?

– За меня не волнуйся. Кое-какие дела завершу и до хаты подамся. Вопросы есть? Вопросов нет. Вот и ладненько. Шагом… плавно переходящим в рысь… марш!

Глава 11



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная