Учебные материалы


Я: Поняла. увидимся позже.



Карта сайта regionzaim.ru

Кончик пушистого хвоста задевает меня по ноге, когда я включаю телевизор. Я смотрю вниз и вижу два ярко-желтых глаза, пристально смотрящих на меня. Спринклс мурлычет, когда я чешу его по мордочке. Я сижу и смотрю одну из моих любимых романтических комедий, когда чувствую, как во мне растет разочарование. Николас был на работе всё это время и избегал меня? Или он следил за мной? Кажется, что это слишком удобное объяснение тому, что произошло, когда он показался в Demure.

Только от мысли о нём, внутри меня разливается знакомое тепло, которое возбуждает меня в местах, в которых мне не хотелось бы, чтобы он так действовал на меня. Я краснею при воспоминании о его глазах, скользящих по моей коже. Они тщательно изучали мое тело. Никто и никогда не смотрел на меня так... мои соски твердеют при этом воспоминании. Прошло много времени с тех пор, как я занималась с кем-то сексом, а последним “кем-то” был Майлз, мой бывший парень. Воспоминание о руках Николаса, которые ласкали меня в ночь благотворительного мероприятия, вспыхивает в моей голове. Я дрожу, вспоминая потребность в его голосе, когда он попросил меня поцеловать его. Хотя, было совершенно неловко, когда он увидел меня полуголой в примерочной, будто кто-то включил обогреватель.

Мои мысли прерывает звук мобильного телефона, вибрируя снова. Бл*дь. Я сажусь, хватая телефон вовремя, чтобы увидеть входящий вызов, который гласит: МАМА. Я пользуюсь моментом, чтобы прокашляться. Боже, я надеюсь, что мой голос звучит нормально, а не запыхавшемся и возбужденным.

— Привет, Мам, я как раз собиралась тебе звонить. — Ложь.

— Привет, дорогая, я звоню, чтобы узнать, как проходит неделя.

— Отлично, всё идет отлично. — Минус — сегодняшний инцидент. — Как дела дома? Как там папа? — Прошли месяцы с тех пор как я видела их. Я скучаю по своей матери, даже если она немного сумасшедшая.

— Дом уже не тот без тебя. — В её голосе явно чувствуется грусть. — На самом деле я звоню тебе по другой причине. У меня плохие новости.

— Что случилось? Папа в порядке?

— Твой отец в порядке. По крайней мере, физически. Он потерял работу на этой неделе.

— Что? — спрашиваю я, в шоке. Какого черта?

— Его руководство уволило 100 своих сотрудников. Он был одним из них.

— Дерьмо.

— Ребекка, пожалуйста, следи за языком.

— Прости...как там держится папа?

— Ты же знаешь своего отца. Он гордый человек, Ребекка. Это было для него серьезным ударом. — Я не могу поверить, что это происходит.

Он работал на BaronImports больше 20 лет. Он хотел уволиться, но мои родители до сих пор выплачивают ипотеку. Им осталось ещё два года. После этого папа собирался выйти на пенсию. У них были планы купить дом на колесах и путешествовать по всем штатам США. Это похоже на новую американскую мечту.

— Думаю, тебе стоит вернуться домой, — говорит мама. Она застаёт меня врасплох, говоря серьезным тоном. Вернуться домой? Я только привыкла к этому городу.

— Что? Нет, ты шутишь?

— Ты нам нужна. — Моё сердце сжимается от страдания в её голосе.

— Мама, вам, ребята, нужна моя помощь. Мне нужно остаться здесь и работать. Как вы собираетесь выплачивать ипотеку?

— Я не знаю, дорогая.

— Я могу высылать вам деньги, как только мне заплатят ещё раз.

— Давай не будем говорить об этом прямо сейчас. Давай поговорим о чем-нибудь радостном. Ты уже познакомилась с кем-нибудь? — спрашивает она.

С кем-нибудь? Лицо Николаса вспыхивает в моем сознании. — Нет, ни с кем особенным. — Мысль о Николасе, знакомившегося с моими родителями, превращает мои внутренности в кашу. Любопытство моей матери относительно моей личной жизни всегда беспокоило меня. На самом деле я удивлена, что она мне не позвонила, чтобы поболтать о Майлзе. Думаю, что она до сих пор отказывается верит в это. Наш разрыв стал достоянием общественности благодаря Интернету. В этом всё и дело, когда встречаешься с кинозвездой. Ваша жизнь становится достоянием общественности.

Загрузка...

— Кое-кто сегодня приходил.

— Кое-кто кто?

— Майлз.

Я замираю. Майлз? Мой бывший?

— Он спрашивал о тебе. Я рассказала ему, что ты уехала в Нью-Йорк, являешься большой шишкой в крупной издательской компании. — Спасибо, мама. Уверена, что он почувствовал в её голосе отчаяние, когда она рассказывала ему это.

— Что он хотел? — спрашиваю я раздраженно. Надеюсь, он не планирует навестить меня. У меня рука дрожит от того, что я услышала его имя. Я начинаю чувствовать себя снова разбитой.

— Я не уверена, дорогая, но он попросил информацию о тебе. — Ну, вот вам и анонимность.

— Тьфу. Мама, пожалуйста, скажи, что ты не дала ему мой рабочий адрес.

Она смеется. — Нет, конечно нет. — О, слава Богу.

— Но я сказала ему, что ты работаешь на шестой авеню, и я дала ему твой рабочий телефон.

Чёрт.

— Ты никогда не рассказывала мне, почему вы двое расстались. — Боюсь, будет слишком сложно всё объяснить ей. Не думаю, чтобы ей захотелось услышать о том, как я обнаружила его, входящего по самые яйца в другую женщину.

— Он плохой парень, мама.

— Ох, милая, поэтому ты уехала?

Вопрос — спорный. Мы уже проходили это раньше, и это всегда заканчивалось спором. — Мама, у меня здесь потрясающие возможности.

— Я просто скучаю по тебе, — тихо говорит она. — Ты приедешь домой на Рождество?

— Я не совсем уверена.

— Что ты имеешь в виду? Ты никогда не проводила Рождество вдали от дома.

— Да, но, вероятно, я буду нужна боссу.

— Он работает, а ты страдаешь.

Попробуй сказать ему об этом. Мы прощаемся, и я обещаю ей, что постараться изо всех сил, чтобы быть дома на Рождество. Разговор оставляет меня с истерзанными чувствами. Услышать, как моя мама упоминает Майлза — это как срывать коросты с ран. Они могут выглядеть зажившими, но как только воспоминания возвращаются назад, они снова кровоточат. Я ставлю будильник на телефоне и проскальзываю в кровать под теплые одеяла.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная