Тема Контрактные дела
Учебные материалы


Тема Контрактные отношения



Карта сайта opc.ru

9.3. Гибридные формы институциональных соглашений


^ Гибридная форма институциональных соглашений предполагает возникновение двусторонней зависимости, не требующей полной интеграции. Гибридная форма охватывает широкий спектр контрактных отношений от рыночных и до внутрифирменных, что соответствует определенной ранее неоклассической и отношенческой контрактации. Наиболее эффективным способом снижения трансакционных издержек в этих условиях является трехстороннее и двухстороннее управление трансакциями.
Гибридное институциональное соглашение предполагает долгосрочные контрактные отношения, сохраняющие автономность сторон, но предполагающие создание трансакционно-специфических мер предосторожности, препятствующих оппортунистическому поведению участников.
Использование технологии, предполагающей применение специфических активов или создание специфических продуктов, позволяет уменьшать издержки производства, снижать цену товаров и услуг, повышая, таким образом, выгоды от обмена. Вместе с тем в отсутствие определенных гарантий растет риск проявления оппортунистического поведения со стороны одного из контрагентов. Наиболее сильной гарантией является концентрация прав на остаточный доход и на контроль в руках одного индивида, фактически означающая создание иерархической внутрифирменной структуры управления. Это не позволяет использовать мощную рыночную мотивацию для повышения эффективности работы производителей, а также приводит к снижению экономии от масштаба или разнообразия. Вот почему в определенных условиях может оказаться достаточным создание гарантий, позволяющих использовать стимулирующее воздействие механизма цен, но в то же время снижающих риск проявления оппортунизма со стороны партнера.
Наиболее приемлемым выходом в условиях средней специфичности активов является обращение в специализированный третейский орган, имеющий преимущества в проведении экспертной оценки предмета спора. Сравнительно низкий потенциал принуждения должен в этом случае быть компенсирован доверием к принимаемому решению по урегулированию конфликтной ситуации. При повышении уровня специфичности активов соответствие сторон друг другу приобретает все большее значение, а издержки использования арбитража могут оказаться запретительно высокими, поскольку релевантная информация не всегда верифицируема. В этих условиях необходимо создание гарантий, способствующих пересмотру системы стимулов контрагентов. Речь идет прежде всего о предоставлении залогов, заставляющих партнера также нести издержки в случае прерывания отношений.
Вместе с тем применение гарантий в виде залогов имеет ряд недостатков, являющихся следствием проявления оппортунизма со стороны контрагента, владеющего специфическими активами. В целях изъятия залога он может спровоцировать разрыв контракта. Ситуация усложняется, если возникают трудности в оценке размера инвестиций в специфические активы. Попытки экспроприации залога также могут быть предприняты в процессе проведения переговоров по пересмотру условий контракта в целях их адаптации к изменившимся условиям рыночной конъюнктуры.
Все перечисленные выше недостатки особенно актуальны в условиях существования денежных залогов. Проблемы могут быть частично решены, если специфические активы будут созданы обоими контрагентами. В этом случае вероятность продолжения их взаимодействия повышается.
Гибридные соглашения часто используются в сферах производства и оказания услуг, где сложно осуществить оценку качества производимой продукции или действий исполнителя. В этих условиях специфическим ресурсом оказывается репутация контрагентов, что обусловливает необходимость создания стимулов у партнера, который может оказывать влияние на создание репутации, для поддержания ее на должном уровне.

Пример 9.1.

Рассмотрим в качестве примера систему франчайзинга. По договору франчайзинга исполнитель (франчайзи) получает от поручителя (франчайзера) право использования торговой марки, а возможно и некоторых специфических знаний и навыков, в обмен на стартовые выплаты и роялти. С точки зрения франчайзера данный договор является выгодным, так как позволяет привлечь капитальные ресурсы в развитие сети на более приемлемых условиях. Кроме того, подобные соглашения позволяют использовать мощную рыночную мотивацию, поскольку право на остаточный доход остается у франчайзи. Франчайзи также выигрывает от возможности быстрого освоения рынка, благодаря выходу на него под известной торговой маркой. Однако необходимость поддержания репутации торговой марки как специфического актива приводит к тому, что организационно независимым франчайзи приходится соглашаться на выполнение ряда условий: соблюдать установленные стандарты качества, приобретать сырье только у заранее определенных поставщиков, ограничивать деятельность предоставлением товаров и услуг, предлагаемых под данной маркой. Выполнение некоторых из этих условий предполагает осуществление франчайзи инвестиций в специфические активы, которые выступают залогом и сигнализируют о достоверности его обязательств. Если в результате проведенных проверок обнаружится, что стандарты качества обслуживания были нарушены, франчайзи понесет существенные необратимые издержки. В то же время франчайзи тоже ожидает создания гарантий со стороны франчайзера, которые могут быть выражены в основании дочерних предприятий, продающих продукцию под той же торговой маркой. Интересен факт, что в рамках франчайзинговых сетей редко осуществляется пересмотр роялти и стартовых выплат, т.е. существуют некоторые пределы адаптации, в которых изменение относительных цен не оказывает влияния на отношения контрагентов. Эффективное распределение рисков между поручителем и исполнителем не только позволяет поддержать репутацию, но оказывает, таким образом, влияние на выживание системы в целом.
Таким образом, гибридные формы представляют собой институциональные соглашения, фиксируемые либо в долгосрочных, либо автоматически пролонгируемых краткосрочных контрактах между партнерами, сохраняющими автономность в принятии решении и права собственности на активы, остающимися конкурентами в одних сферах деятельности, тогда как в других  координирующими действия с помощью формальных соглашений. Так как координация происходит без интеграции, что способствует сохранению мощных стимулов к эффективной работе, гибридные организации получили особое распространение в среде новых информационных технологий. Это объясняет важность и серьезность проблем, связанных с конкуренцией и антимонопольной политикой.

^ 9.4. Фирма как форма экономической организации


Вплоть до середины XX века в рамках неоклассического анализа практически не уделялось внимания природе и внутренней организации фирмы, поскольку никакого вопроса здесь не усматривали. Фирма трактовалась как своего рода «черный ящик», на входе в который – труд и капитал, а на выходе – продукты. В качестве двигателя этого процесса рассматривался своекорыстный интерес, направленный на максимизацию богатства.
Иными словами, в рамках неоклассической теории конкурентную фирму моделировали как некую целостность, идентифицируя ее с собственником капитала. Эта целостность как субъект экономических отношений имела дело с ценами-параметрами, комбинировала труд, землю и капитал, замещая одни факторы производства другими так, чтобы минимизировать издержки, корректировала объем своего выпуска до тех пор, пока не достигалось равенство между предельной выручкой и предельными издержками. Вне поля зрения оставались вопросы о базисной природе фирмы, о том, дополняет ли фирма рынок или замещает его, и почему существует такое разнообразие организационных фирменных структур.
Интерес к этой проблеме связан с именем Р. Коуза, который в своей знаменитой статье «Природа фирмы» [Коуз, 1993] дал вариант ответа на вопрос: почему часть экономической деятельности осуществляется на основе прямых распоряжений внутри фирмы, а другая часть осуществляется на рынке? Иными словами, почему в одном случае ресурсы размещаются посредством механизма цен, в других – усилиями предпринимателя-координатора.
Коуз отвечает на этот вопрос следующим образом: рынок требует порой чрезмерно высоких трансакционных издержек. Правда, он говорит в первую очередь об издержках использования ценового механизма. Причем наиболее очевидные издержки организации производства с помощью ценового механизма заключаются в выяснении того, каковы же соответствующие цены. Конечно, эти затраты могут быть сокращены благодаря появлению специалистов, которые станут продавать эту информацию, но их нельзя устранить вовсе. И хотя на определенных рынках, например на товарных биржах, разработаны методы для минимизации этого типа издержек, однако даже там они полностью не устраняются. Затраты на проведение переговоров и заключение контракта на каждую трансакцию обмена (что неизбежно на рынке) также следует принять во внимание.
По мнению Коуза, экономические агенты сталкиваются с выбором: организовывать ли им деятельность непосредственно через рыночные сделки либо прибегнуть к согласованию в рамках структуры фирмы. В вышеуказанной статье рассматривалась природа этого выбора и предлагалось объяснение появления фирмы как заменителя рыночных операций в целях уменьшения издержек, связанных с действием рыночного механизма. По мнению Коуза, в той мере, в какой механизм директивного управления позволяет экономить трансакционные издержки, фирма вытесняет рынок.
По мнению Коуза, фирма представляет собой систему отношений, возникающих, когда направление ресурсов начинает зависеть от предпринимателя. Таким образом, по мнению Коуза, фирма представляет собой иерархическую структуру, которая в отличие от рыночных сделок управляется не двусторонними контрактами, а прямыми директивами.
Рисунок 9.3 – Иерархическая структура фирмы
При данном подходе фирма трактуется как средство минимизации издержек согласования взаимодействий хозяйственных субъектов. Идея Коуза в терминах Коммонса сводится к следующему: нацеленность на минимизацию трансакционных издержек заставляет экономического субъекта заменять торговые трансакции на трансакции управления и рационирования, попадающие в зону собственного контроля фирмы
^ Фирмаэто множество асимметричных неизбирательных обменов, в которых координация деятельности индивидов осуществляется посредством команд.
Коуз рассматривал фирмы как островки сознательной власти в океане бессознательной кооперации, осуществляемой посредством механизма цен. И вполне логично предположил, что механизм цен, взятый лишь как способ распределения ресурсов, может быть вытеснен, только если замещающие его отношения представляют какие-либо собственные выгоды.
По мнению Коуза, именно возрастание издержек, связанных с организацией и координацией рыночных сделок, ведет к перемещению операций от рынка к фирме. Но если с возникновением фирмы отпадают определенные затраты и фактически сокращаются затраты производства, то почему вообще сохраняются рыночные трансакции? Почему все производство не осуществляется одной большой фирмой? Ответ заключается в том, что координация экономической деятельности тоже сопряжена с определенными издержками. Поэтому фирма замещает рынок, но не может сделать это полностью.
Во-первых, как отмечает Коуз, с увеличением размеров фирмы может начаться сокращение дохода от предпринимательской функции. Иными словами, затраты на организацию дополнительных трансакций внутри фирмы могут возрастать.
Во-вторых, может оказаться, что по мере увеличения количества осуществляемых трансакций предприниматель оказывается неспособен использовать факторы производства с наивысшей выгодой, т.е. разместить их в таких точках производства, где они обладают наивысшей ценностью.
Таким образом, по мере увеличения фирмы определенные элементы трансакционных издержек растут. Очевидно, что чем больше организация, тем труднее достичь совпадения интересов сотрудников с интересами принципала. Как следствие, с ростом фирмы растут издержки предупреждения оппортунизма, т.е. издержки контроля. Таким образом, возникая вследствие экономии на издержках одного рода, фирма увеличивает издержки другого рода, что свидетельствует о существовании проблемы, трактуемой экономистами как «убывающая доходность управления». Сам Коуз назвал уменьшающуюся эффективность организации по мере ее роста «убывающей предельной эффективностью менеджмента».
Это позволило ему сделать вывод, что рост пределов фирмы (организации) будет иметь место до того момента, когда издержки организации дополнительной трансакции внутри фирмы становятся равными издержкам осуществления той же трансакции на рынке. Это означает, что оптимальные размеры фирмы определяются границей, где издержки рыночной координации равны издержкам централизованного контроля. Таким образом, согласно формулировке Коуза, степень, в которой фирма замещает рынок, зависит от сравнительных предельных издержек организации обмена в рамках того или иного механизма.
Коуз отмечает, что при прочих равных условиях фирма будет тем больше, чем:

  • меньше затраты организации и чем медленнее растут эти затраты с умножением организуемых трансакций;

  • меньше ошибок делает предприниматель и чем медленнее растет число ошибок с умножением организуемых трансакций;

  • больше понижается (или меньше растет) цена предложения факторов производства с ростом фирмы.

Коуз также отмечает, что чем больше трансакций организует предприниматель, тем вероятнее, что трансакции будут осуществляться в разных местах либо будут очень разнообразными, что не может не являться дополнительной причиной падения эффективности с ростом размера фирмы. Поэтому все новшества, позволяющие пространственно сблизить факторы производства (подобно телеграфу и телефону), а также все новшества, улучшающие технику управления, способствуют увеличению размеров фирмы.
Если обратиться к классификации трансакционных издержек, то легко обнаружить, что фирмы дают большой выигрыш в том, что касается издержек по ведению переговоров. С другой стороны, фирма, которая, по определению Коуза, относится к иерархическим структурам, является благодатной почвой для оппортунистического поведения, порождая проблему «принципал – агент».
Как следствие, обладая сравнительной эффективностью в экономии того или иного вида трансакционных издержек, и рынок, и фирма являются институтами, обеспечивающими минимизацию затрат при осуществлении обменов. Тем самым их сосуществование – институциональное условие эффективной хозяйственной деятельности.

^ Контрактная природа фирмы.

В современной неоинституциональной экономической теории фирма определяется как сеть или сплетение контрактов, где под контрактными отношениями подразумеваются долгосрочные деловые связи, постоянные контакты и периодические согласования условий без обращения к помощи суда и прочих посредников.
Иными словами, внутрифирменные отношения трактуются в категориях отношенческого контракта. Большой вклад в разработку данного подхода внесли американские экономисты А. Алчиан и Г. Демсец. В статье «Производство, информационные издержки и экономическая организация» (1972 г.), ставшей классической, они начинают анализ фирмы с критики положения, выдвинутого Коузом (для которого ключевым понимании фирмы является возможность осуществлять производство в рамках данной структуры в приказном порядке, на основе властных полномочий или дисциплинарных механизмов более высокого порядка, чем те, которые доступны на традиционных рынках).
По мнению же Алчиана и Демсеца, в арсенале фирмы нет таких властных полномочий или механизмов, которые в сколько-нибудь значительной степени отличались бы от отношений, предусматриваемых обычными рыночными контрактами между двумя людьми. В этом смысле авторы не видят принципиальной разницы между властью покупателя над продавцом и между работодателем и наемным рабочим. Согласно их представлениям, отдельный потребитель может «возложить» на своего продавца задачу поставить ему товары по цене, приемлемой для двух сторон. В точности то же самое работодатель может сделать в отношении работника. В случае невыполнения условий происходит разрыв отношений. Таким образом, не существует никаких контрактных обязательств продолжать свои отношения ни у продавца, ни у работодателя.
В отличие от рассмотрения фирмы как иерархических отношений, Алчиан и Демсец рассматривают фирму как аналог рыночных отношений, т.е. как систему добровольных взаимовыгодных контрактов, где согласие участвующих сторон означает, что они выбрали наилучшую альтернативу из возможных.
Но здесь возникает следующий вопрос. Чем же тогда отличаются отношения «работодатель  наемный работник» и «продавец  покупатель»? По мнению указанных авторов, только лишь одним  командным использованием ресурсов и централизованной позицией одной из сторон (именно, работодателя) в контрактных отношениях по поводу всех иных (помимо трудовых) ресурсов.
Таким образом, главной характеристикой фирмы становится наличие занимающего центральную позицию участника контракта в командном производстве, а не некоей высшей направляющей или дисциплинирующей силы авторитарного характера. И дальше авторы ставят следующий вопрос. Что же такое командное производство и почему оно вызывает к жизни контрактную форму, называемую фирмой?
^ Командная производственная деятельность – это деятельность, при которой объединенное или совместное использование ресурсов обеспечивает более высокий выпуск, чем сумма продуктов, полученных за счет использования ресурсов по отдельности. А так как совместный продукт команды больше арифметической суммы индивидуальных продуктов ее членов, то это предполагает выигрыш от кооперации производственных факторов. Иными словами, преимущества коалиции (команды) заключаются в том, что объем выпуска, произведенный командой, может быть больше суммы индивидуальных вкладов, внесенных участниками.
При такой трактовке фирма представляет собой коалицию владельцев кооперирующих факторов производства, связанных между собой сетью контрактов. Ядро этой коалиции образовывает долговременный «отношенческий» контракт по поводу интерспецифических (взаимозависимых) ресурсов. Как уже отмечалось, интерспецифичность означает, что по отношению друг к другу данные ресурсы являются взаимозависимыми, взаимоуникальными. Иными словами, если коалиция распадется, ни один из ее участников не сможет найти на рынке эквивалентной замены своим нынешним партнерам; ценность каждого окажется ниже, чем в существующей комбинации. Продолжающаяся ассоциация обеспечивает им квазиренту, которую они делят между собой. Поэтому экономически они заинтересованы друг в друге, в продолжении сотрудничества.
Но, как уже подчеркивалось, при осуществлении производства всей командой невозможно точно измерить индивидуальный вклад каждого из ресурсов в общий результат. Как следствие  возможность оппортунизма в различных формах. И, по мнению Алчиана и Демсеца именно в целях предотвращения этого явления члены коалиции выделяют центрального агента, который имеет право найма, увольнения и осуществления надзора. Возможность же оппортунистического поведения в данном случае блокируется путем предоставления центральному агенту статуса претендента на остаточный доход.
Но как только некто становится претендентом на остаточный доход, максимизация объема выпуска требует и того, чтобы на него было возложено выполнение нерутинных задач, которые с трудом поддаются измерению. Этими задачами будут: сбор информации; выборка из множества потенциальных членов команды; выбор потенциальных контрактных форм; заключение контрактов с индивидами за пределами коалиции (покупателями продукции и продавцами производственных ресурсов); поиск товаров с ценностными характеристиками; подбор эффективных команд, нахождение подходящих контрактных соглашений и обеспечение их выполнения.
И вряд ли вызовет сомнение, что ценность коалиции будет в определяющей степени зависеть от мастерства, усилий и везения того, кого мы назвали центральным агентом и который в экономическом анализе представлен собственником «классической» капиталистической фирмы. При этом, согласно взглядам А. Алчиана и Г. Демсеца, решая вышеприведенные нерутинные задачи, которые можно трактовать как задачи с большой долей неопределенности, центральный агент обладает пучком прав. Место и роль индивида в команде определяется в соответствии с обладанием одним или несколькими из следующих правомочий:
1) он, как уже отмечалось, является претендентом на остаточный доход, т.е. доход, остающийся после того, как всем остальным членам команды будут выплачены причитающиеся им по договору суммы вознаграждения.
2) являясь центральной фигурой, с которой остальные факторы – участники команды заключают контракты, имеет право контролировать их поведение.
3) имеет право изменять членство в команде (т.е. право, найма и увольнения).
4) имеет право продавать все перечисленные правомочия.
В чем значение именно такого пучка прав собственности? Благодаря типу контракта (получившего название «зонтичного»), когда одна сторона является центральной по отношению ко всем остальным, достигается существенная экономия издержек по ведению переговоров Наличие прав на управление и изменение членства в команде повышает эффективность контроля за поведением остальных членов команды и решает проблему оппортунистического поведения. Право на изменение членства в команде кроме того означает, что центральный участник может прерывать контрактные отношения с кем-то из членов команды, не затрагивая при этом отношений с остальными ее членами. Остается проблема «контроля за контролером». Она решается наделением центрального участника правом на остаточный доход, что дает ему мощный стимул не вести себя оппортунистически при выполнении своих контрольно-управленческих функций.
Кто из собственников факторов производства займет место центрального агента? При прочих равных условиях (которые можно трактовать как задачи с большой долей неопределенности), тот, чей вклад в общие усилия труднее всего измерить – предприниматель.
Алчиан и Демсец трактуют предпринимателя как собственника наиболее специфического ресурса, ценность которого в наибольшей степени зависит от продолжения существования коалиции. Именно он будет готов заплатить максимальную цену за право контролировать команду. И именно этот участник коалиции и будет «собственником» фирмы, хотя в буквальном смысле ему принадлежат далеко не все ее ресурсы.
Доход «центрального агента» будет зависеть в конечном счете от его предпринимательского таланта, т.е. от умения сформировать жизнеспособную, эффективную команду. По мнению Алчиана, именно разность между ценностью команды и суммарной ценностью всех ресурсов, которой они могли бы обладать вне фирмы, и будет представлять доход на инвестиции предпринимателя, связанные с поиском способной принести успех коалиции.
Интересно отметить, что в соответствии со взглядами Алчиана и Демсеца благодаря потокам информации, стекающимся к центральной стороне контрактов (работодателю), фирма приобретает характеристику эффективного рынка, на котором информация о качествах большого набора специфических ресурсов становится доступной с меньшими издержками. Такой подход позволил им трактовать фирму как специализированный суррогат рынка для командного использования ресурсов (внутренних) в той степени, в какой она обеспечивает лучший, т.е. сопряженный с меньшими издержками, сбор и сопоставление знаний о возможностях их использования.
Иными словами, фирма является инструментом повышения конкуренции между наборами ресурсов, равно как и механизмом для наиболее эффективного их вознаграждения. Алчиан и Демсец предлагают, в связи с вышеизложенным, рассматривать фирму как рынок, находящийся в частной собственности.
Расхождение во взглядах Коуза и Алчиана и Демсеца на природу фирмы меньшее, чем может показаться на первый взгляд. Как представители неоинституционального направления они трактуют фирму как спонтанный институт, решающий проблему минимизации трансакционных издержек. Как отметил Коуз, в тех пределах, в которых фирма решает эту проблему успешнее, чем децентрализованный рыночный механизм, она вытесняет его.
Разногласия же между Коузом и Алчианом сводятся к следующему. Не отрицая того, что фирма предполагает наличие совокупности долгосрочных контрактов между собственниками производственных ресурсов, Коуз подчеркивает тот факт, что на фирме ценовые сигналы играют сравнительно малую роль. Это означает, в частности, что трудовой ресурс перестает реагировать на ценовые сигналы и становится управляемым ресурсом. Иными словами, появление фирмы означает замену рыночных сигналов (ценовых) прямыми указаниями, и это также означает, что на смену рыночному обмену приходят иерархические отношения.
Алчиан же с Демсецем, признавая наличие прямых указаний в процессе функционирования фирмы, считают, что они вполне вписываются в систему рыночных отношений при принятии постулата добровольности и взаимовыгодности заключаемых контрактов. Это позволяет им трактовать фирму как суррогат рынка.
В целом, в рамках неоинституционального анализа фирмы подчеркиваются два аспекта:

  • фирма предполагает наличие совокупности долгосрочных контрактов между собственниками производственных ресурсов;

  • на фирме ценовые сигналы играют сравнительно малозначительную роль (поскольку здесь нет непрерывного измерения объема выпуска и его продажи по некоторой цене), и на смену рыночному обмену, как правило, приходят иерархические отношения.

Представляя собой сеть контрактов, фирмы (экономические организации) облегчают кооперацию специализированных ресурсов – в этом их главная функция с точки зрения трансакционной экономики. Ведь если бы экономика представляла собой сплошной однородный рынок, трансакционные издержки были бы настолько велики, что разделение труда было бы полностью заблокировано. Иначе, говоря, фирмы возникают как ответ на дороговизну рыночной координации, способствуя экономии трансакционных издержек. Фирма минимизирует, среди прочего, издержки кооперации и издержки, связанные с обеспечением выполнения контракта. Как уже упоминалось, эти издержки являются ключевыми в теории издержек агентских отношений. Именно особая природа человеческого капитала приводит к попыткам снижать трансакционные издержки посредством особых типов явных и неявных (формальных и неформальных) контрактов.
В теории фирмы неявные (отношенческие) контракты играют ключевую роль. Не будет преувеличением сказать, что теория фирмы – это теория несовершенных контрактов. Ведь если бы контракты были совершенны, т.е. договаривающиеся стороны могли бы до начала инвестиционного процесса и процесса производства оговорить в контракте все возможные условия, то потребность в фирме отпала бы, совершенные контракты заменили бы ее. Однако такого рода совершенные контракты либо невозможны в принципе, либо запретительно дороги.
Теория фирмы как теория контрактов является проявлением основополагающих принципов, заложенных в неоинституциональный анализ – базовых и для неоклассического анализа. В первую очередь это касается принципа методологического индивидуализма, позволяющего рассматривать появление любых институтов как результат рационального выбора индивидов и, таким образом, трактовать их как определенные типы контрактов. Это означает, среди прочего, что если экономические организации и имеют значение, то поведенческой самостоятельностью они не обладают, ибо действуют не организации, а индивидуумы внутри организаций. В этом смысле фирма – юридическая фикция, а в реальности есть сочетания различных сложно структурированных контрактов. Вклад Алчиана и Демсеца в неоинституциональную теорию и состоит в том, что они смоделировали организацию в фирмах разного типа в терминах контрактых отношений, рассмотрев фирму как ядро (сеть) контрактов.
Таким образом, фирму можно доопределить как сеть долгосрочных двухсторонних контрактов между собственниками ресурсов и центральным агентом, которые замещают рынок продуктов и ресурсов и в которых ценовые сигналы играют относительно небольшую роль ввиду обеспечения координации посредством команд.

^ 9.4.1. Виды экономических организаций, их характеристики


Рассматривая природу и разновидности фирм, представители неоинституционального направления обращают внимание на то, что всякой экономической организации соответствует особая конфигурация трансакционных издержек. И каждая форма экономической организации при определенной структуре и величине трансакционных издержек превращается в наиболее эффективный способ координации экономической деятельности.
Внутри фирмы происходит распределение правомочий в соответствии с договоренностью, достигнутой между образующими ее индивидами. Распределением правомочий между собственниками ресурсов, объединенных для достижения определенных целей, определяется ее организационно-правовая форма, которая, в свою очередь, влияет на структуру и величину издержек внутрифирменных трансакций и систему стимулов членов фирмы.
Все многообразие существующих в реальности фирм можно описать, анализируя распределение правомочий между их члена ми. Для того чтобы ответить на вопрос, какова целевая функция той или иной фирмы, необходимо выяснить, кто из составляющих ее индивидов обладает реальными возможностями принятия решений и их реализации. Следующим шагом должна стать спецификация его целевой функции, или функции полезности. От этого во многом будут зависеть цели функционирования фирмы, а также выбор способов их достижения.
а)
б)
в)
г)
Рисунок 9.4 ( а, б, в, г) – Сравнение организационно–правовых форм организации бизнеса
В ракурсе (сравнительного анализа с позиции трансакционных издержек) рассмотрим различные виды экономических организаций (рисунок 9.4).

Частнопредпринимательская фирма

является примером классической фирмы, собственник которой обладает одновременно всеми пятью правомочиями. Каким образом это влияет на стимулы собственника и его подчиненных, а также на величину трансакционных издержек?
Выше уже говорилось о преимуществах существования центрального агента. Его наличие позволяет избежать издержек по ведению переговоров и заключению многочисленных контрактов, снижает затраты оценки вклада участников производства. Центральным агентом становится владелец специфического ресурса, который больше других заинтересован в продолжении отношений. Оппортунистическое поведение других членов команды может поставить под угрозу окупаемость инвестиций, осуществленных центральным агентом в специфические активы, поэтому он готов заплатить максимальную цену за право контроля. Обладание правом на изменение членства в команде позволяет создавать достоверную угрозу наказания и предотвращать, таким образом, оппортунизм служащих.
Функции собственности и управления в частнопредпринимательской фирме объединены, следовательно весь риск ложится на одного индивида и величина его дохода будет определяться рыночной конъюнктурой, предпринимательским талантом и способностью контролировать работу остальных членов команды. Наделение индивида правом на остаточный доход предотвращает проявление оппортунизма с его стороны.
Основными положительными чертами частнопредпринимательской фирмы являются мощная мотивация собственника-управляющего, создаваемая оценкой и контролем его действий со стороны рыночного механизма, и связанная с этим полная идентификация индивида с делом, которым он руководит.
Вместе с тем концентрация права на остаточный доход у единственного собственника приводит к обострению проблем возникновения оппортунистического поведения со стороны других участников команды. Условием обеспечения достоверности угрозы наказания служит эффективный контроль и мониторинг деятельности служащих. Невозможность осуществления контроля за большим количеством исполнителей предопределяет небольшой размер частнопредпринимательских фирм. Это является причиной других недостатков: недиверсифицированности используемых ресурсов и сфер деятельности, в результате чего увеличивается риск и принимаются дополнительные меры предосторожности. У частнопредпринимательской фирмы могут возникнуть трудности с привлечением внешних инвестиций, поскольку гарантией обязательств выступает только имущество заемщика. Проблема обостряется, если центральным агентом выступает собственник специфического человеческого капитала: с его уходом рыночная стоимость предприятия резко падает. Сужение временного горизонта поличным обстоятельствам может стать причиной недоинвестирования средств, предпочтения сбережения или потребления. Наконец, важным недостатком является необходимость выполнения одним человеком нескольких функций. Ограниченность познавательных способностей индивида может стать причиной его некомпетентности.
На основании выявленных преимуществ и недостатков можно сделать выводы о сферах деятельности, в которых частнопредпринимательские фирмы будут наиболее эффективны. Их функционирование приведет к достижению хороших результатов там, где незначителен потенциал экономии на масштабе и разнообразии производства, сравнительно высока отдача от самоконтроля, связанного с поддержанием определенного стандарта качества продукта или услуги, высоки издержки внешнего контроля.
В

партнерстве

совокупность правомочий принадлежит не одному, а нескольким индивидам, причем реализация права на их передачу может быть ограничена. Право на остаточный доход принадлежит теперь всем владельцам специфических ресурсов и принимает форму участия в прибыли. Вместе с тем соединение права на остаточный доход и на контроль может в этих условиях не обеспечивать достаточной защиты от оппортунизма. Существует риск обострения проблемы безбилетника: члены команды, не идентифицирующие себя с общим делом, могут счесть возможным экономить собственные усилия, при этом на каждого из них будет приходиться незначительная доля потенциальных потерь. Ограничения на размер партнерства накладываются в связи с усложнением оценки вклада каждого партнера в совокупный продукт приросте размеров группы, сопровождающихся снижением степени ее однородности. В этой ситуации уменьшение риска проявления оппортунистического поведения произойдет в той мере, в какой окажется возможным осуществление взаимного контроля участников команды.
Вместе с тем увеличение количества партнеров имеет и положительные стороны. По мере роста партнерства ослабевают финансовые ограничения, что позволяет в большей мере использовать положительные эффекты масштаба производства, диверсифицировать виды производимой продукции и оказываемых услуг. Это также приводит к снижению рисковости инвестиций и расширению временного горизонта функционирования фирмы.
В партнерстве право на остаточный доход, так же как и в частнопредпринимательской фирме, совмещено с правом контроля и управления, но реализация правомочий отдельным индивидом возможна только по согласованию с другими партнерами. Это предопределяет повышение издержек принятия решений в рамках данного типа организации. Возможным вариантом снижения остроты проблемы является неформальная специализация некоторых членов на реализации отдельных правомочий. В то же время стабильность существования организации может быть поставлена под угрозу в связи со стремлением одного из партнеров занять доминирующее положение, что приведет к ухудшению стратегического положения в фирме других ее членов.
Равноправие обычно наблюдается между собственниками специфического человеческого капитала, поэтому партнерства часто встречаются в сфере научной, артистической, интеллектуальной деятельности. В этих областях трудно осуществлять контроль за деятельностью членов команды. Равномерное распределение прав на остаточный доход и на контроль, а также культивирование неформальных отношений является наиболее эффективным способом предотвращения оппортунистического поведения.
В

самоуправляющейся фирме

(производственном кооперативе) всеми правами наделены собственники как специфических, так и общих ресурсов. Вместе с тем они могут реализовывать свои правомочия, только являясь работниками предприятия, что существенно сужает временной горизонт принимающих решение индивидов, чье право на передачу правомочий также ограничено.
В производственном кооперативе ни один из членов команды не может самостоятельно реализовать право собственности на капитальное имущество. Работники предприятия используют активы только в процессе производства, поэтому члены кооператива предпочтут распределение прибыли между собой осуществлению инвестиционных проектов. Кроме того, они будут препятствовать найму новых работников.
Возможность участия в прибыли всех членов самоуправляющейся фирмы теоретически означает согласованность их мотиваций. Вместе с тем в краткосрочной перспективе индивид может найти для себя более выгодным снизить уровень усилий. Вероятность оппортунистического поведения повышается, если нет эффективных форм внутригруппового контроля, отсутствуют санкции за отклонение от общепринятых норм поведения. В этих условиях индивид будет получать ту же зарплату, а причитающаяся ему доля прибыли снизится незначительно, ввиду сравнительно небольшого сокращения общей суммы. Однако если каждый работник будет рассуждать подобным образом, то это приведет к исчерпанию сверхсуммативного эффекта и соответствующему сокращению доходов фирмы.
Самоуправляющаяся фирма имеет сравнительные преимущества в условиях, когда ее рабочие разделяют общую систему ценностей, созданную, например, распространяемой идеологией. В противном случае у фирмы с подобной структурой правомочий возникнут проблемы с накоплением капитала и коллективным отлыниванием.
У членов

неприбыльной фирмы

(некоммерческой организации) отсутствует право на остаточный доход, поскольку получаемая прибыль не распределяется. Право на контроль может реализовываться как всеми членами организации, так и назначаемым управляющим. Остальными правомочиями владеют в равной степени все члены фирмы, однако право на их передачу не может быть реализовано: индивид может только принять решение о собственном уходе.
В отсутствие права на остаточный доход необходимы другие факторы, позволяющие предотвратить оппортунизм участников некоммерческой организации. Ими становятся взаимовыгодность сотрудничества и персонализация отношений. В этих условиях постоянство состава участников является специфическим активом. В качестве примера рассмотрим потребительские кооперативы и кредитные союзы. Они возникают, как правило, путем объединения средств хорошо знающих друг друга людей, чьи отношения основываются на взаимном доверии и неформальных нормах поведения. Фактически собственниками организации являются потребители ее услуг, что выступает дополнительной причиной выдачи кредита на выгодных условиях, поэтому потеря членства в организации оказывается достаточно серьезной угрозой наказания. Возможность получения дешевого кредита может рассматриваться как способ присвоения части остаточного дохода.
Вместе с тем распределение правомочий в данной организации может стать причиной неэффективности контроля за деятельностью управляющего, а следовательно, создать предпосылки к возникновению оппортунистического поведения с его стороны, выражающегося в присвоении части остаточного дохода. Р. И. Капелюшников, ссылаясь на эмпирические исследования, отмечает, что данные организации отличаются высоким уровнем издержек и большей продолжительностью сроков службы управляющих, а также медленными темпами роста, обусловленного предпочтением низкодоходных и малорисковых вложений [Капелюшников, 1990].
Отдельно следует упомянуть неприбыльные благотворительные организации. Стимулами к их существованию может являться широкий спектр мотиваций: от высоких идей и альтруистических устремлений до уклонения от налогов и желания создать себе положительный имидж. В обоих случаях также высок риск проявления оппортунизма со стороны управляющих, следящих за распределением собранных средств.
В

государственной фирме

права на остаточный доход и на контроль оказываются размытыми. Государственная собственность подразумевает, что ключевыми правомочиями обладает население (налогоплательщики). Однако поскольку принятие коллективных решений требует высоких издержек координации, то избиратели, как правило, делегируют свои полномочия представителям органов власти, которые в свою очередь назначают чиновников для надзора за деятельностью государственного предприятия. Чиновник координирует действия наемного управляющего.
В описываемой ситуации право на остаточный доход фактически не могут реализовать ни собственники, ни избираемый представитель власти, ни чиновник, ни управляющий. Собираемые платежи за предоставление услуг поступают в бюджет и могут лишь частично идти на покрытие издержек функционирования предприятия. Сумма, превышающая необходимую для этих целей, не выплачивается управляющему и не раздается гражданам, а идет на финансирование других статей бюджета в соответствии с принятыми схемами распределения. В этой ситуации затруднено как создание стимулов у управляющего к приложению оптимального уровня усилий и принятию эффективных решений, так и у собственников – к контролю за деятельностью высшего менеджмента. Если предприятие оказывается убыточным и субсидируемым, то уверенность, что издержки будут покрыты в любом случае, а риск банкротства невелик ввиду значимости производимой продукции еще больше снижает стимулы рабочих и управляющих.
Существование данной организации предполагает наличие нескольких связок поручитель –исполнитель. В этих условиях про­ведение мониторинга на каждой стадии является нежелательным процессом ввиду его трудоемкости. Наилучшим путем предотвращения оппортунистического поведения было бы создание системы стимулов, пронизывающих все звенья иерархической цепочки и согласовывающих мотивацию первичного поручителя (потребителей) и конечного исполнителя (управляющего государственным предприятием). Однако ситуация осложняется несогласованностью функций полезности участников данной иерархии. Население беспокоят прежде всего качество и экономическая доступность товаров и услуг. Избираемого представителя власти –его полити­ческая карьера. Назначаемый чиновник обеспокоен сохранением своего положения и возможностями роста в рамках бюрократического аппарата. Управляющий также может думать о перспективах роста, но ближайшей его целью является получение более высокого вознаграждения за свои усилия.
Отсутствие права на доход в денежной форме делает предпочтительным получение неденежного удовлетворения в соответствии с функциями полезности поручителей и исполнителей. Никому из них оказывается не выгодным повышение цен на продукцию: населению, поскольку оно является потребителем, депутату, поскольку принятие подобных популистских решений склоняет в его пользу избирателей, чиновнику, поскольку это приводит к дефициту, а следовательно, получению выгод от использования неценовых форм рационирования. Создание комфортных условий для работы и отдых управляющих и служащих хотя и приводит к повышению непроизводственных издержек, может никак не отразиться на цене, уплачиваемой конечным потребителем.
Отметим, что как служащие предприятий, так и собственники не могут передать свои правомочия другим экономическим агентам. Это приводит к невозможности специализации индивидов в соответствии с их отношением к риску и ослабляет эффект разделения функций в зависимости от сравнительных преимуществ в их выполнении. Также затруднено использование внешних механизмов контроля за действиями менеджеров (получение биржевой оценки), отсутствует рынок поглощений: сфера деятельности может быть непривлекательной для частного сектора и в то же время государство выступает гарантом перед кредиторами.
Вместе с тем государственные предприятия имеют сравнительные преимущества в тех областях, где необходимо осуществление долгосрочных инвестиций, а результат оказывается неопределенным и права собственности на него сложно специфицировать, например, в сфере фундаментальных исследований. Кроме того, осуществление некоторых видов деятельности (оборона, охрана порядка) требует высокой достоверности угрозы наказания и признания легитимности власти и создания соответствующих идеологических установок.

Регулируемая фирма.

Применение различных методов регулирования, как правило, приводит к снижению прибыли фирмы и ее перераспределению в пользу других экономических агентов, что ограничивает право собственников на присвоение остаточного дохода. Распределение остальных правомочий зависит от размера предприятия. Если речь идет о крупной корпорации, то право на контроль будет принадлежать управляющему. Собственники, обладающие правом на остаточной доход в ограниченной форме, будут более терпимо относиться к оппортунистическому поведению менеджеров, выражающемуся в принятии неэффективных решений, ведущих к необоснованному увеличению производственных и непроизводственных издержек. Вместе с тем право на контроль также оказывается в большей или меньшей степени ограничено, в зависимости от выбора метода регулирования. Основными факторами при принятии решения являются: достоверность обязательств правительства и органов регулирования по применению выработанных процедур, скорость смены технологии производства, необходимость регулирования объема и качества выпускаемой продукции, а также возможность захвата регулирующего органа. Однако даже в условиях достоверности обязательств органов власти ограничение прав собственников и управляющих сказывается на возможности получения косвенных оценок действия менеджеров при котировке акций на фондовом рынке.
Регулирование, как правило, применяется для ограничения возможности злоупотребления доминирующим положением со стороны одного из участников сделки, а также в условиях существования положительных и отрицательных внешних эффектов.
В

открытой корпорации

специфическим ресурсом является физический капитал. Именно его владельцы, акционеры, претендуют на право получения остаточного дохода. Вместе с тем рост размеров предприятия приводит к невозможности реализации этого права небольшой группой хорошо знающих друг друга людей. Для управления крупной компанией требуются специфические знания и навыки, поэтому в этих условиях право собственников на управление сводится к праву контроля за высшими менеджерами, которым также передается право на изменение членства в команде.
Преимущества такой организационной формы состоят в ограниченной ответственности акционеров, что является немаловажным стимулом для мобилизации крупных сумм рискового капитала в условиях высокого уровня неопределенности. У открытой корпорации шире временной горизонт, поскольку при выбытии одного из членов команды не происходит изъятия специфических ресурсов. Разделение права на остаточный доход, связанного с несением риска, и права на управление также может привести к увеличению экономической эффективности в рамках сложной организационной структуры. Подобная специализация позволяет переложить риск на нейтрально относящегося к нему индивида, каковым является поручитель (владелец акций), и делегировать право принятия решений исполнителю, обладающему специфическими знаниями или информацией.
Вместе с тем распыление права на остаточный доход среди акционеров и делегирование ими права управления высшим менеджерам создает определенные трудности в организации контроля за действиями последних. Функция полезности менеджеров может включать много компонентов, но только при создании определенных стимулов они будут заинтересованы в увеличении прибыли корпорации. В этих условиях прибыль, скорее всего, не достигнет максимального уровня, поскольку менеджеры будут стараться завышать уровень непроизводственных издержек, раздувать штаты, не принимать рискованные решения, экономить собственные усилия.
Среди преимуществ данной организационной формы следует отметить возможность получения дополнительной информации об эффективности действий менеджеров в виде косвенных сигналов с фондового рынка. При снижении уровня дивидендов со временем падает и доверие акционеров к решениям управляющих, начинается массовый сброс акций, что влияет на их курсовую стоимость. Это имеет ряд негативных последствий для менеджеров всех уровней: снятие с должности, снижение статуса в связи с поглощением компании, создание плохой репутации на рынке менеджерских услуг. Последнее может быть также эффективным средством обеспечения взаимного контроля управляющих, поскольку стороннему наблюдателю трудно выявить, кто именно виноват в ухудшении положения компании.
Появление открытой корпорации связано с развитием технологии массового производства, осуществляемого в условиях значительной экономии на масштабе. Применение подобной технологии требует не только значительных капитальных вложений, но и сложной внутренней организации.
Итак, существование множества типов экономических организаций связано, в рамках неоинституционального анализа, с существованием различного вида трансакционных издержек. Но чем определяются трансакционные издержки, величина и структура которых непосредственно влияют на формы экономической организации, и что определяет их изменения? Далеко не в последнюю очередь – политика государства. Поэтому представляет несомненный интерес взгляд на природу государства, рассмотрение его роли в экономике в рамках институционального анализа.

^ Литература ко третьему модулю



  1. Акерлоф, Дж. А. Рынок «лимонов»: неопределенность качества и рыночный механизм // Thesis, 1994, вып. 5, С. 91-104 (http://www.hse.ru/science/igiti/thesis5/5_1_4Akerl.pdf).

  2. Институциональная экономика: Учеб. пособие / Под рук. А.А. Аузана. – М.: ИНФРА-М, 2007.

  3. Кузьминов Я.И., Юдкевич М.М. Курс институциональной экономики: институты, сети, контракты: Учебник – М.: ГУ ВШЭ, 2006.

  4. Менар К. Теория организаций: разнообразие соглашений в развитой рыночной экономике / Институциональная экономика. – М.: ИНФРА–М, 2007. – С. 191–241.

  5. Милгром П., Робертс Дж. Экономика, организация и менеджмент: В 2-х т. /Пер. с англ. под ред. И.И. Елисеевой, В.Л. Тамбовцева. – СПб.: Экономическая школа, 1999.

  6. Одинцова М.И. Институциональная экономика: учеб пособие. – М.: Изд. Дом ГУ ВШЭ, 2007.

  7. Скоробогатов А.С. Институциональная экономика. Курс лекций. – СПб филиал ГУ-ВШЭ, 2006.

  8. Уильямсон О.И. Экономические институты капитализма: Фирмы, рынки, «отношенческая» контрактация. – СПб.: Лениздат; CEV Press, 1996.

  9. Spence M. Job Market Signaling // Quarterly Journal of Economics, Vol. 87 (1973), 355 – 375.

Вопросы для повторения


Тема 7



  1. В чем состоит специфика определения контракта в неоинституциональной экономической теории?

  2. Какие требования предъявляются к полному контракту?

  3. Почему реальные контракты всегда будут неполными?

  4. Какой ресурс является специфическим и какие виды специфичности ресурса вам известны?

  5. Что такое фундаментальная трансформация?

  6. Какой контракт называется классическим?

  7. За счет чего неоклассический контракт более гибкий, чем классический?

  8. Как решаются споры в неоклассическом контракте и какую роль играет судебное решение споров?

  9. Назовите основные характеристики отношенческого контракта.

  10. Какие факторы влияют на выбор типа контракта?

Тема 8



  1. Приведите примеры отношений принципал-агент. Из чего складываются издержки, возникающие в отношениях принципала и агента?

  2. Что такое асимметрия информации? Какие виды асимметрии информации вам известны?

  3. Объясните происхождение термина «неблагоприятный отбор».

  4. Объясните механизм неблагоприятного отбора на примере конкретного рынка (страхования, подержанных автомобилей).

  5. Чем стратегия сигнализирования отличается от стратегии фильтрации?

  6. Что такое сигнал? Почему действенность сигнала зависит от величины вложенных в него средств?

  7. Какие способы предотвращения морального риска вам известны?

  8. Сформулируйте условия, при которых станет возможным вымогательство.

  9. Как называется доход, который является целью вымогательства? Какие способы экспроприации этого дохода вам известны?

Тема 9



  1. Определите понятие «рынок» в рамках контрактного подхода к исследованию институтов и перечислите основные виды трансакционных издержек, характерных для рыночного обмена.

  2. Назовите основной критерий классификации рынков в неоинституциональной экономической теории.

  3. Каковы сравнительные преимущества и недостатки различных типов рынка.

  4. Определите понятие «фирма» в рамках контрактного подхода к исследованию институтов.

  5. Назовите основные причины возникновения фирмы.

  6. Перечислите основные виды трансакционных издержек, характерных для внутрифирменного обмена.

  7. Какие общие черты свойственны фирме и рынку?

  8. Дайте краткую характеристику различных типов фирм.


1 «Квази» - приставка, означающая «как будто», соответствующая словам «мнимый», «ненастоящий».



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная