Учебные материалы


ОПАСНАЯ НАХОДКА



Карта сайта p13335.su

Фил повернулся к Коллин и обнял ее за плечи.

— Ну, а как сегодня Иволга? Коллин закатила глаза.

— Ты не поверишь!— воскликнула она и, усадив его в шезлонг рядом с собой, начала рассказывать ему об утреннем происшествии.

Нэнси поглядывала на Фила Экермена. Его Темные брови сошлись на переносице от искреннего негодования,— по крайней мере ей так показалось.

«Может, я тороплюсь с выводами?— подумала Нэнси.— Может, он испачкал руку, обнимая Коллин?»

— Во всяком случае, все обошлось,— заметила Бесс, когда Коллин закончила свой рассказ.

— Слава Богу!— Коллин облегченно вздохнула и тут же озабоченно нахмурилась.— Но, к сожалению, это не значит, что она теперь застрахована от других случайностей.

Фил взял руку Коллин.

— Ну, у меня есть новость, которая тебя подбодрит,— объявил он.— Я отпросился на два дня с занятий и поеду с тобой. Пару вечеров мне, наверное, надо будет позаниматься, но в остальном я в полном твоем распоряжении.

— Правда?— Коллин расцвела в улыбке и обняла его.— Потрясающе!

«Да, потрясающе,— подумала Нэнси.— Если только Иволге вредил не Фил!» Она никак не могла избавиться от этой мысли.

— Нэнси и Бесс тоже поедут,— сообщила Коллин Филу.— Они помогут оберегать Иволгу.

— Отлично,— сказал Фил. Нэнси впивалась в него взглядом — как он отнесется к этому? Но он только улыбнулся.

— Значит, договорились!— Коллин откинулась в шезлонге с довольным видом.— Утром в четверг встречаемся здесь у сарая. Ровно в семь.

— В семь утра?— пискнула Бесс.— Но ведь Иволга, конечно, еще не проснется!

— Ничего, проснется,— заверила ее Коллин.— И ты тоже, Бесс Марвин!

— Даже солнце умнее нас,— сонно пробормотала Бесс утром в четверг, ежась с закрытыми глазами на переднем сиденье «мустанга» Нэнси.— Оно еще и не думает вставать.

Нэнси засмеялась. Сама она встала в половине шестого, упаковала чемодан и скатала спальный мешок для трех предстоящих ночей. За Бесс она заехала в половине седьмого, с тем чтобы добраться до сарая в точно назначенное время.

— Не забывай, ты сама предложила себя в конюхи!— напомнила она.

— М-м-м... Я сказала: в телохранители!— возразила Бесс.— Мне казалось, это будет легко: сидеть, наблюдать скачки и присматривать за Иволгой.

— Ну, если мы будем сидеть сложа руки, то будем слишком заметными,— заметила Нэнси.— Конюх — отличная маскировка.

— Но мы и должны привлекать внимание!— не уступала Бесс.— Тогда никто не рискнет подойти к Иволге.

— Верно. Но я-то хочу поймать того, кто ей вредил. А это задача посложнее.

Бесс что-то промычала, подавляя новый зевок, и наконец произнесла:

— Я рада, что с понедельника ничего плохого не случилось.

— И я.— Нэнси кивнула.— Ну, будем надеяться, что и дальше все пойдет хорошо.

Включив сигнал поворота, Нэнси повела машину по подъездной дороге к ферме Хили. Из открытых дверей сарая падал неяркий свет. Зеленая машина Фила уже стояла рядом с пикапом, к которому был прицеплен фургон для перевозки лошадей.

Войдя в сарай, Нэнси и Бесс увидели, что Фил стоит в проходе, держа Иволгу за повод.

— С добрым утром,— сказал он, кивая.

— С самым добрым,— поздоровалась с подругами Коллин, весело им улыбнувшись. Она на коленях забинтовывала передние ноги Иволги.

— С Иволгой опять что-то случилось?—испуганно ахнула Бесс.

— Нет.— Коллин засмеялась.— Это нужно, чтобы защитить ее ноги, пока она будет ехать в прицепе.

Бесс вздохнула с облегчением.

Коллин поднялась с опилок.

— Ну как, ребята, готовы к погрузке?—спросила она, указывая на груду ящиков, тюков сена и попон с одеялами.

Нэнси кивнула и потащила упирающуюся Бесс к внушительной куче вещей.

— Идем, соня! Вот поработаешь и проснешься наконец!

Час спустя Иволга и ее багаж были погружены в прицеп и пикап. Попрощавшись с родителями, Коллин заперла двери прицепа и проверила, надежно ли он подсоединен к пикапу. Затем она села за руль, Нэнси рядом с ней, а Бесс третьей у окна. Бесс тут же подложила себе под голову свернутую куртку и приготовилась вздремнуть.

Загрузка...

— Хочет быть свежей, как роза!— засмеялась Нэнси.

Коллин тоже засмеялась, включила мотор и вывела пикап с прицепом на дорогу. Фил ехал сзади.

— Если ничего не случится,— сказала Коллин,— мы будем там около двух. Я взяла бутерброды, так что мы сможем перекусить в машине. Так мы сэкономим время, чтобы я успела поработать с Иволгой до завтрашних соревнований.

— А что у тебя завтра?— спросила Нэнси.

— Преодоление препятствий на выбор. Просто сумасшедшие соревнования! Всадники могут направлять лошадей к любому препятствию в любом направлении по собственному выбору.

— Ого!— сказала Нэнси.— А как вы решаете, какое выбрать?

— Каждому препятствию присвоено определенное количество очков — от десяти до ста двадцати. Тебе дают восемьдесят секунд, а ты стараешься взять такие, которые принесут побольше очков.

— А если опрокинешь барьер, то очки не начисляются,— догадалась Нэнси.

Коллин кивнула — они как раз выезжали на шоссе.

— Не следует выбирать слишком трудный маршрут, чтобы не запутать лошадь, но для победы необходимо проделать несколько крутых поворотов, не теряя ни одной секунды.

— Наблюдать за этим будет страшно интересно,— сказала Нэнси и поглядела в боковое зеркальце. Машина Фила по-прежнему была позади них.— А в субботу?

— Разыгрывается Гран-при на кубок Уортингтона. Лошадь и наездник, занявшие первое место, получат приз в пять тысяч долларов,— ответила Коллин.

Нэнси присвистнула.

— Почти достаточно, чтобы оплатить год занятий в медицинском 'колледже. Если вы с Иволгой одержите победу, тебе необязательно ее продавать.

— Если бы!— Коллин вздохнула.— К сожалению, расходы съедают значительную часть призовых денег. А если я буду продолжать выступать в соревнованиях, мне будет нужен тренер вроде Глории Доннер, а тренеру полагается определенный процент от призовых денег.

— Но каким образом люди могут позволить себе участвовать в соревнованиях?— Нэнси с недоумением покачала головой.

— Некоторые становятся профессионалами, — объяснила Коллин.— То есть зарабатывают деньги, тренируя чужих лошадей и выступая на них. Лучшим удается найти спонсора — какую-нибудь фирму, которая оплачивает расходы в рекламных целях.

— Ну а у таких, как Сан-Маркосы,— добавила Нэнси,— просто много денег!

— Вот именно,— подтвердила Коллин.

Нэнси задумалась над тем, что услышала от подруги. Конный спорт и все, с ним связанное, оказались куда более сложным делом, чем ей представлялось. Будет не так-то просто выследить того, кто покушался на Иволгу.

Из слов Коллин следовало, что ни у Сан-Маркосов, ни у Глории Доннер не было причин ей вредить. Оставался Фил или кто-то неизвестный. Ну что ж, за Филом хотя бы следить будет не так уж трудно!

Пока они ехали по шоссе, Коллин рассказывала Нэнси и Бесс о расположении комплекса конюшен и ипподрома и о том, где они будут жить. Нэнси слушала очень внимательно, зная, что малейшая подробность может" оказаться очень важной.

Примерно три часа спустя Коллин въехала на огромную автостоянку у ипподрома. Там уже стояли пикапы, прицепы и большие фургоны. Над временными стойлами были натянуты два огромных тента.

Коллин припарковалась у прохода, ведущего к конюшням. Он был перегорожен запертыми воротами. Возле тента люди мыли, вываживали и чистили лошадей. Под тентом Нэнси увидела несколько всадников, которые двигались шагом.

— О-о-ох!— застонала Бесс, вылезая из дверцы.— Я ноги себе совсем отсидела! Коллин засмеялась.

— А ты представь себе, каково бедной Иволге!

Она четыре часа простояла в одной позе, покачиваясь из стороны в сторону.

Коллин подбежала к фургону и открыла верхнюю половину двери. Изнутри донеслось приветственное ржание.

— Дай я помогу вывести ее,— сказал Фил, подходя к ним. Он поставил свою машину в нескольких рядах от них. Открыв боковую дверь прицепа, Фил влез внутрь и отстегнул ремень, удерживавший Иволгу. Коллин с Нэнси опустили заднюю дверь так, что она образовала мостки.

— Готово?—крикнула Коллин Филу.

— Да.

Коллин открыла обшитую мягкой кожей металлическую полоску у крупа Иволги. Кобыла начала осторожно спускаться задом, а Фил крепко держал повод.

— Иволга, ты здесь!—раздался восторженный вопль, и Нэнси обернулась. Из ворот выбежала Мариза Сан-Маркое.

На девочке была черная охотничья куртка в узкую полоску, плотно облегающая талию и расходящаяся на бедрах, белые брючки, черные сверкающие сапожки и охотничья шапочка из черного бархата. Ее броский наряд довершался белым шелковым шарфом, заколотым сапфировой булавкой.

— Как дела, Мариза?— спросила Коллин, беря повод у Фила.

— Так себе.— Мариза сморщила нос, показывая, что не слишком довольна.— Крылатый выиграл третий заезд, но во вторник сорвал прыжок. Конь сказочный, но у него нет такой воли к победе, как у Иволги.

Мариза улыбнулась, глядя на кобылку, и похлопала ее по шее.

— Ну, мне пора,— сказала она.— Через полчаса у меня опять прыжки. А у стойла Иволги какой номер? Я буду ее навещать!

— Двадцать девять,— ответила Коллин.

— Ну так увидимся!— И, помахав им на прощание, Мариза убежала.

— Это за Крылатого Сан-Маркосы заплатили сто тысяч долларов?—спросил Фил.

— Сто тысяч!— ахнула Бесс.

— Угу,— ответила Коллин.— И прыгает он хорошо. Но Сан-Маркосам мало хорошего, им требуется самое лучшее.

— Куда нести все это?— спросила Нэнси, открывая заднюю дверцу пикапа.

— Стойла двадцать девять и тридцать,— ответила Коллин.— Я пока похожу с Иволгой, чтобы она размялась после поездки.— И она повела кобылку к травянистому пригорку за стоянкой.

— Я отнесу седло и сбрую,— сказал Фил, опередив Нэнси, и вытащил самый большой ящик.— Встретимся там.— И ухватив ящик за ручки, он поднял его и зашагал по проходу.

— Чудненько!—проворчала Бесс.— А нам осталось выгрузить только три тюка сена, мешок овса, костюмы Коллин для верховой езды и четыре чемодана.

— Ну, часть мы захватим с собой в мотель,— засмеялась Нэнси.— Давай отнесем сено. Наверное, когда Коллин вернется, она будет рада, если у Иволги в стойле найдется что пожевать.

Бесс бросила на нее взгляд, яснее всяких слов говоривший: «Ты совсем спятила!» — однако Нэнси ухватила тюк за веревку и пододвинула его к краю кузова.

— Ну-ка, берись!

— Я телохранитель, а не грузчик,— вздохнула Бесс,— ну да ладно!

Они взялись за веревку с двух концов, стащили тюк вниз и пошли с ним к конюшням. Проход имел форму буквы «Т», и девушки остановились на углу, не зная, пойти им направо или налево.

— Куда теперь?— пропыхтела Бесс. Нэнси опустила свой конец тюка на землю и поглядела вправо.

— Нет, не сюда. Тут сороковые номера. Значит, налево. Но я что-то не вижу Фила. Куда он делся?

— Не все ли равно?—беззаботно отозвалась Бесс, со вздохом вновь берясь за веревку.— Пошли, чтобы поскорее с этим покончить!

Они повернули влево, но примерно на полдороге оказались у нового пересечения.

— Предчувствую, нам его волочь еще милю!— простонала Бесс.

— Не думаю,— засмеялась Нэнси.— По-моему, нам направо.

Когда они свернули за угол, Нэнси краем глаза Успела заметить, как из одного стойла кто-то вышел и тут же исчез за следующим углом. В тусклом свете она не разглядела, мужчина это или женщина.

Но через несколько шагов она обнаружила, что номер этого стойла — двадцать девять... Стойло Иволги!

— Кто это мог быть?— Нэнси, нахмурившись, опустила тюк у двери, которая была открыта.

— О ком ты?— Бесс плюхнулась на тюк.

— О том, кто вышел из этого стойла.— Нэнси заглянула внутрь. Стойло было убрано, пол устилала свежая солома.

— Я никого не видела.— Бесс вытерла вспотевший лоб.— Мне было не до того!

Нэнси вошла в стойло. Солома, казалось, лежала ровным слоем. Она поворошила ее ногой и услышала звяканье железа о бетонный пол.

Нэнси молниеносно нагнулась и начала перебирать желтые стебли.

— Что ты делаешь?—поинтересовалась Бесс со своего сиденья у двери.

— Я ищу...— Нэнси подняла что-то и показала Бесс,— ...вот это.— И добавила мрачно:— Очень острый гвоздь!



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная