Учебные материалы


Глава 18. Выходить на улицу ей, конечно, не следовало



Карта сайта salesbeat.ru

Выходить на улицу ей, конечно, не следовало. Университетское начальство озаботилось раздать студентам отпечатанную на ротаторе инструкцию — крупный шрифт, фиолетовые буквы, приятно пахнущая бумага. И первый пункт недвусмысленно требовал: ОСТАВАЙТЕСЬ В СВОЕЙ КОМНАТЕ. Джейн понимала, что это хороший совет. Но ужас лишил ее способности рассуждать, выгнал из комнаты, из Габундии, из Бельгарды. Ее сознание не участвовало в этом. Только что она стояла и с дрожью глядела на трупы, а в следующий момент она, все еще дрожащая и испуганная, оказалась в совершенно незнакомой ей части города.

Мимо проковылял плачущий свиночеловек. Он пытался прикрыть голову руками, с загнутых клыков стекали слезы. За ним стаей, хохоча и улюлюкая, гнались вурдалаки. В бок его ударилась брошенная дубинка, он споткнулся, но удержался на ногах и пустился бегом.

Раздавался звон бьющегося стекла.

Скорей, скорей назад в Бельгарду! В полночь запрут подъезд. Но, если она проскользнет до этого, ей, может быть, удастся укрыться в комнате Сирин или у Коноплянки. Главное — подняться повыше, самое страшное, конечно, будет происходить внизу, на улице.

За поворотом открылся узкий переулок. Вздымающиеся с обеих сторон глухие стены делали его похожим на коридор или ущелье. Впереди горел костер, вокруг него плясали, били в барабан. Толпа вломилась в текстильный склад, из окон всех пяти этажей на улицу летели, разворачиваясь на лету, рулоны муслина, ситца, поплина, шелка. Их подхватывали, бросали в огонь.

Джейн остановилась, шагнула назад, но тут на улицу хлынула из-за угла орава причудливых созданий. Они распевали:

Хватит Городу стоять! Время жечь, крушить, ломать!

Они трезвонили в колокольчики, дули в рожки, прыгали, размахивая подобранными где-то флажками с рекламными картинками. С высоких шестов свисали фонари. Это напоминало карнавальное шествие — мелькали нетопырьи морды, оленьи ветвистые рога, журавлиные ноги.

Веселимся от души! Жги дотла, ломай, круши!

Джейн так испугалась, что даже убежать не смогла. Толпа подхватила ее и понесла. Она стала теперь одной из них, частью толпы, а не ее потенциальной жертвой. Их тела прикрыли ее, как живые щиты, она была в безопасности. Все веселились вокруг, пьяные, раскрасневшиеся, безобразные. Рыжий карлик протянул ей жестянку с пивом. Чтобы успокоиться, она вскрыла ее и сделала хороший глоток. Пиво было холодное, язык защипало.

Время жечь, крушить, ломать! Хватит Городу стоять!

Новоприбывшие смешались с теми, кто плясал у костра.

— Развлекаешься?

Джейн обернулась в удивлении:

— Коноплянка! Что ты тут делаешь?

Ее однокурсница пожала плечами:

— То же, что и ты — наслаждаюсь жизнью.

— Коноплянка, надо вернуться в общежитие! Ты хоть знаешь, где мы? Если не слишком далеко, мы еще можем успеть в Габундию, пока там не заперли.

— Еще чего! — Коноплянка охватила себя руками, ее худенькие плечи поднялись, как еще одна пара крыльев. — Лишиться всего этого? Сидеть у себя в комнате и смотреть в стенку. Книжку еще, может, почитать или включить кипятильник и заварить чайку с ромашкой? Габундия за миллион световых лет отсюда! Не понимаешь? Сегодня все можно. Хочешь чего-то — бери! Нравится тебе кто-то — хватай! Все можешь делать, от чего торчишь, никто тебе не помешает. Никто потом не припомнит.

Она сунула в рот мятую сигарету с травкой и щелкнула пальцами. Вспыхнул огонек, сигарета задымилась. Коноплянка затянулась, не предложив Джейн. Ее глаза горели таким отчаянным весельем, что Джейн смущенно отвернулась, не в силах выдержать ее взгляд.

Толпа снова пустилась вперед, с ревом и шумом. Джейн кинуло сперва в одну сторону, потом в другую. Ей пришлось перейти на бег, чтобы не упасть.

— Куда мы идем? — спросила она.

— Не все ли равно?

Они пробегали мимо магазинов, и витринные стекла разлетались вдребезги. Кое-кто подбегал, соблазнялся кожаным бумажником или пригоршней запонок, но в целом толпа не сбавляла шага. Звон бьющегося стекла все нарастал.

— Да что же это творится! — прокричала Джейн.

Загрузка...

— Пустяки! — Глаза Коноплянки горели, как брызги расплавленного металла. Она смеялась: — То ли еще будет!

В толпе стало тесно. Плечи, локти, костлявые подбородки толкали Джейн со всех сторон так, что у нее ребра трещали. Те, кто только что был рядом, исчезали, выжатые обступающими телами, словно грейпфрутовые семечки, запущенные большим и указательным пальцем. Коноплянка пропала из виду.

Джейн не могла пошевелиться. Она даже упасть не могла — так тесно ее зажали. Толпа приподняла ее и понесла. Только когда они вышли на улицу попросторней, ноги Джейн коснулись земли, и ей снова пришлось бежать, чтобы не упасть. Упади она, ее бы мгновенно затоптали.

Впереди послышался шум — толпа расправлялась с кем-то. Когда Джейн поднесло поближе, она увидела, что им попался грузовик. Его загнали в тупик и раскачивали, навалившись. Он яростно рычал. Нападающие залезли в кузов, запрыгнули на капот, оторвали дверь, начали выдирать внутренности. Сиденья, провода, свечи зажигания, пластмассовая статуэтка Великой Матери с приборной доски — все это летело в толпу.

— Сволочи! — ревел грузовик. — Поубиваю всех! Задавлю! — Страшно было видеть, что с такой огромной, сильной машиной так легко справились.

Страшно и… восхитительно.

Снесли витрину бара, разбили прилавок, растащили выпивку. Джейн обнаружила у себя в руках бутылку мятного шнапса. На вкус пойло было ужасное. Но скоро она к нему притерпелась.

Толпа неслась дальше, круша и грабя все на пути. Но вот она замедлила ход — то ли впереди был тупик, то ли, наоборот, развилка, и передние заколебались, не зная, куда сворачивать. Джейн уже не бежала, а шла. И тут она снова увидела Коноплянку под руку с высоким и очень уродливым парнем. Джейн дернула ее за рукав. Коноплянка оглянулась, поглядела равнодушно.

— А ты тут зачем? — Не дожидаясь ответа, выпустила руку своего спутника. — Знакомься, это Череп.

Такое странное имя, безусловно, подходило ему. Массивная, неправильной формы голова, остриженная под машинку, смертельная бледность лица. Лоб и щеки наполовину закрывала татуировка, изображающая большие черные очки. Тупо и тускло глядели узкие бесцветные глаза.

В знак приветствия он похотливо осклабился и ухватил себя между ног. Изо всех сил стараясь не обращать на него внимания, Джейн сказала:

— Ты хоть приблизительно знаешь, где мы? Можешь не идти со мной, скажи только, в какой стороне дом, я сама попробую добраться.

Коноплянка посмотрела на нее с убийственным презрением.

— Так и не поняла ничего? — Хлопая крыльями, она стащила с себя свитер. Под ним ничего не было. Груди у нее были небольшие, но соски громадные, абрикосового цвета. В толпе раздались возгласы одобрения.

Коноплянка швырнула свитер в воздух. Горбатый музыкант, нагнувшись, просунул голову ей между ног. Сидя у него на плечах, она была похожа на статую, вырезанную на носу корабля.

— К Могильникам! — закричал кто-то. Коноплянка призывно взмахнула рукой.

— К Могильникам! — воскликнула она.

И они двинулись.

Коноплянка возглавляла шествие, а несущий ее горбун играл на флейте.

Они шли быстро, почти бежали. Густо пахло потом, словно прелыми овощами, у Джейн кружилась голова. Они не пели больше, но звуки их голосов сливались в рокот, похожий на ровный шум прибоя, над которым время от времени острым шпилем вздымался чей-нибудь пронзительный крик. Басовое гудение, не умолкая, вибрировало, отдаваясь у нее внизу живота. В голове шумело, как от амфетамина, и ровный шум отдавался в черепе, меняя окраску, напряжение и тембр. Это была симфония хаоса.

Джейн провела рукой по волосам. Они затрещали, наэлектризованные. Она уже не пыталась выбраться. Происходящее возбуждало ее. Что-то живительное было в этом ужасе, что-то, от чего она не могла отказаться. Она должна была видеть, что будет дальше. Как крохотная капля в неудержимом потоке, она позволила толпе нести себя вместе со всеми.

Их занесло в магазин электротоваров. Вокруг шныряли юркие личности, расхватывая плееры, компакт-диски, мини-холодильники. Кто-то сунул ей в руки коробку. Она машинально взяла ее.

Черный, как сажа, чертенок выскочил откуда-то из угла и весело завопил:

— Пожар. Спасайся кто может!

За его спиной поднялись языки пламени.

Все сразу рванулись к дверям. Было страшное мгновение, когда Джейн подумала, что пришел конец, ее раздавят. Выбравшись на улицу, она не сразу вспомнила про свой трофей.

В коробке оказалась микроволновая печь. Вышло очень удачно. Ей как раз давно нужна была такая печь, а украсть ее никак не получалось, слишком крупный предмет. Джейн решила, что возьмет ее домой.

* * *

Но, волоча коробку, Джейн трудно было поспевать за толпой. Постепенно она отставала и оказалась в задних рядах. Разболелись руки и плечи. Она выбилась из сил. С мостовой спускались железобетонные ступеньки к старому каналу, и Джейн присела на них передохнуть.

Толпа ушла вперед. Похолодало. Рев голосов стал едва слышен, но время от времени с разных сторон, из разных частей Города доносились новые голоса, как будто толпа была каким-то вездесущим чудовищем. Джейн смотрела под ноги, на ржавые железяки, пластиковые растрескавшиеся бутылки, окурки. В голове у нее шумело.

Там, где проходило буйное шествие, оставались мертвые улицы с мертвыми домами, словно толпа на ходу высасывала из них жизнь. С металлических поверхностей отваливалась пластами краска, обнажая ржавчину. Пузырился асфальт. С кирпичных домов облетала штукатурка. Мусор громоздился у края тротуаров, плавал в маслянистых водах канала. Стены покрывались трещинами.

Разоренные дома с неестественной скоростью зарастали бурьяном. На глазах Джейн из трещины в основании бетонной опоры моста выбился побег, тут же разросшийся в пышный терновый куст. В глубине его зацвели розы, и на их запах, как на прокисшее молоко, налетели крылатые человечки ростом с палец.

При полете они издавали звуки, похожие на звон колокольчиков. Они летели парами, и каждая пара тащила такого же миниатюрного пленника, связанного веревками толщиной в нитку. Они с размаху влетали в гущу куста, и оттуда раздавались тоненькие крики.

Как будущий алхимик, Джейн разбиралась в природных процессах. Происходящее восстанавливало равновесие, нарушения которого копились годами. Но смотреть на это не было сил. Она перевела дыхание. Пора идти. Она встала, оставив печь на ступеньках. Не нужна ей эта чертова штука!

На мостовую сверху выплеснулась струя блевотины. Джейн успела отскочить в сторону, но туфли ей все же забрызгало.

Три гиеноголовых существа толклись у ограждения виадука над ее головой.

— Эй вы, поосторожнее! — крикнула Джейн. Тот, кого тошнило, ее даже не заметил. Другой грубо заржал. Третий влез на ограждение, расстегнулся и помахал прибором.

— Эй, красотка, не хочешь попробовать?

— Скоты! — крикнула она.

— Эту суку, — холодно сказал соблазнитель, — надо проучить.

Его друг уже бежал по виадуку, ища спуск.

— Сюда! — крикнул он. Оставив пьяного страдать у перил, они побежали к железной лестнице на дальней стороне моста.

Джейн в ужасе вбежала в первую попавшуюся дверь и в подъезде обнаружила лестницу, ведущую на тот самый виадук, где только что были гиены. Они ее, к счастью, не заметили.

На середине подъема ей пришлось остановиться, пропуская мимо сначала десяток, а потом целую сотню уродливых созданий. Те трое явно откололись от этой толпы. Но это была другая толпа, не та, которую она бросила. Она никого не узнавала, а тут были лица, которые она бы запомнила. Но это не имело значения. Она побежала с ними, снова чувствуя себя в безопасности.

* * *

Очень скоро впереди послышался страшный рев. Улица влилась в широкую пятиугольную площадь. Как молекулы газа, попавшие в зону низкого давления, бегущие мгновенно распределились по всей площади. Джейн стало страшно: она догадалась, куда попала.

Это была площадь Оберона. Четыре стороны ее занимали кафе и магазины — пластинки, галантерея, скобяные товары и тому подобное. На пятой же стороне возвышался обсидиановый фасад знаменитой и страшной городской тюрьмы. Он нависал над площадью, как массивный нос зловещего черного корабля.

Тюрьма называлась «Могильники».

Добравшись до своей цели, толпа, однако, не спешила на приступ. Разбившись на небольшие группы, она рассредоточилась по остальным четырем сторонам площади. Витрины магазинов были закрыты решетками и стальными щитами, но выше первого этажа окна были не защищены. Толпа забрасывала их булыжниками и кирпичами.

Повинуясь мгновенному, неосознанному порыву, Джейн подобрала пустую пивную бутылку, размахнулась и запустила в ближайшее окно. Стекло разлетелось. Она радостно завопила. Проходящий тролль одобрительно похлопал ее по спине, она зашаталась.

Ей стало хорошо. Общее возбуждение охватило ее, одарило прозрачными крыльями. Она глубоко вздохнула, наполнив легкие и желудок кипящим, пузырящимся воздухом безумия. Возврата не было. Джейн стала одной из них, принадлежа им душой и телом. Она была теперь человеком толпы.

На нее налетел пьяный, она оттолкнула его:

— Пошел вон, скотина!

Это ей тоже понравилось.

Когда они разбили все окна, сорвали щиты, разграбили что смогли и подожгли несколько магазинов, наступило затишье. Несколько коренастых, крепких гномов пытались сорвать с петель тюремные ворота. Они были сильны и сноровисты, но отступили ни с чем.

Толпа почти растеряла активность. Чтобы не останавливаться, некоторые занялись винным погребком, который до этого пропустили. Кожаные кресла и растения в горшках полетели на улицу. Картины маслом, изображающие обнаженных троллей на унитазах, отправились в огонь. И наконец на мостовую с грохотом выкатили три гигантские бочки. Один из погромщиков вспрыгнул на первую бочку и замахал в воздухе своей шапкой с пером:

— Сограждане!

Толпа встретила это обращение презрительным смехом. Оратор взмахнул топором.

— Наши любимые Правители, отцы Города, заточили в эти бочки — для ее же, безусловно, блага — преступную и строптивую жидкость. Долгие, мучительные годы провела она в дубовых темницах, исправляясь, зрея, смягчаясь, избавляясь от грубых привычек, дабы стать почтенным, законопослушным напитком, достойным благородных глоток нашего достоуважаемого начальства. — Все глаза были прикованы к нему.

Гримасничая, он выпятил грудь и прокричал:

— Но созрела ли она?

— Нет!

— Поняла ли она свои заблуждения?

— Нет!

— Стала ли она на путь истинный?

— Нет!

— Правильно! Она упорствует в заблуждениях и недостойна того, чтобы ее лакало начальство. — Он рубанул топором по втулке. Вино хлынуло, растекаясь по площади. Смеющиеся уроды кинулись к ручейкам, опустились на четвереньки.

Из магазина приволокли насос и с его помощью наполнили пустой фонтан в центре площади. Сбросив одежду, многие — среди них Коноплянка — радостно бросились туда, стали пить из ладоней, плескать друг в друга кроваво-красной жидкостью. Горящие здания и ртутные светильники озаряли происходящее тускло-оранжевым светом.

С другой стороны площади донеслись крики. Из боковой улицы медленно шагал башенный кран. Им управлял ухмыляющийся чертенок — сидя наверху, он шептал команды гиганту в ухо. Они остановились у ворот, и великан поднял громадный чугунный кулак. Три раза он ударил по окованным железом воротам. От них только щепки отлетали, но ворота пока держались. После четвертого удара ворота рухнули.

Раздался такой вопль ликования, что содрогнулось небо.

Джейн вбежала в мрачное здание вместе со всеми. Она оказалась в темном узком коридоре. Рядом с ней бежал Череп. Он схватил ее за руку и заставил остановиться перед дверью камеры.

— Подержи-ка! — Он сунул ей в руки свою куртку, сплюнул под ноги и стал ломиком сбивать запор. Мускулы вздулись под его темной от пота рубашкой.

Дверь распахнулась.

Гнилозубый рот. Перекошенное лицо. Существо вышло из камеры и ущипнуло ледяными пальцами Джейн за щеку.

— Это мне? — продребезжало оно. Хихикнуло, видя, как она напугана, и уковыляло прочь.

Череп тем временем взломал следующую дверь. Оттуда вылезло что-то черное, какая-то скрежещущая тень. Оно глянуло на Джейн, проплывая мимо. Взгляд наполненных ненавистью глаз коснулся ее, словно тысячью скорпионьих жал. Ее сердце подскочило от страха.

— Что стоишь! — прокричал ей в ухо Череп. — Работы же полно!

Но Джейн не тронулась с места. Череп не заметил этого, он был слишком занят. Он шел дальше по коридору, взламывая одну дверь за другой, освобождая чудовищ, подобных которым Джейн никогда не видела.

Она бросила его куртку и убежала.

* * *

На площади веселый чертенок дал ей бутылку виски. Она хлебнула. Другой раздавал таблетки. Она проглотила пять штук.

Нетерпеливые поджигатели уже начали внутри тюрьмы разводить огонь. Освободители и освобожденные выскакивали из огня, кашляя, задыхаясь, хохоча пьяным смехом. Выпустить узников успели только из ближних камер. Все остальное быстро охватило пламя, жаркое, как в доменной печи.

Те, кто успел освободиться, с визгом выскакивали из ворот, бегали кругами, пытаясь сбить с себя пламя. Толпа приветствовала их хохотом.

Пепел падал, как снег. Хлопья были величиной с кулак. Джейн, моргая, смотрела вверх.

Как принято в тюремной архитектуре, над воротами имелся арочный мост с небольшой сторожевой башенкой. Сами стражники давно убежали, ворота рухнули, но мост остался — нависал над пустым местом, чернея на огненном фоне.

На мосту плясали и прыгали какие-то фигурки. Они распевали песни и мочились в огонь, не обращая внимания на опасность. Эта безумная, самоубийственная отвага вселяла ужас.

Внезапно с моста раздался крик. Оттуда показывали на одну из боковых улиц.

На площадь выходил строевым шагом отряд эльфийских воинов в блестящих черных шлемах.

Немедленно у подножия стены растянули, держа за четыре угла, одеяла. Один за другим наблюдатели попрыгали вниз.

Толпа затихла.

Эльфы построились в одном из углов площади. Они стояли сомкнутыми рядами, держа дубинки и плексигласовые щиты. У всех на рубашках были значки с крылатой стрелой.

Командир поднял на дыбы своего коня. Хромированные бока сияли так, что самого коня было почти не видно. Отражения толпы, воинов, горящих стен тюрьмы мелькали на зеркальной поверхности, увеличиваясь, когда конь делал шаг вперед, исчезая, когда он отступал в сторону.

По-прежнему мягко падал пепел.

Эльфийский командир приподнялся на стременах и ясным, звонким голосом прокричал:

— Это сборище не соответствует установлениям Тейнда! Ваше присутствие здесь незаконно. Даю вам две минуты, чтобы очистить площадь!

Бунтовщики ответили нестройными криками. Они явно колебались. Кое-кто начал разбегаться. Если бы эльфы сейчас выступили, они бы без усилий разогнали толпу и очистили площадь. Но командир не отдавал приказа.

Крики стали громче. Полетел камень, потом бутылка. Она разбилась со звоном. При этом звуке какая-то волна пробежала по толпе. Джейн невольно задрожала. Стоящие вокруг напряженно застыли.

— О черт, — пробормотал какой-то гном. — Они хотят сопротивляться. Сопротивляться эльфам!

Гном схватил Джейн за локоть и показал налево. Многие головы повернулись туда. В боковой улице показался еще один эльфийский отряд. И еще один, с другой стороны. Они окружали площадь. Поэтому командир и медлил. Он хотел, чтобы толпа оказалась в мешке.

— Если не разойдетесь, мы применим силу! — Командир небрежно взглянул на часы.

Его коварство возмутило Джейн и придало ей решимости. Джейн охватила страстная ненависть к эльфам. Они, значит, думают, что могут ей помешать! Ну уж нет! Никакие ужасы ее не запугают. «Здесь я стою, — подумала она, — и никто меня отсюда не сдвинет».

Воины с боевым кличем ринулись вперед.

* * *

Это была беспорядочная схватка. Во всяком случае, такой она виделась Джейн. Вокруг нее толкались, визжали, сквернословили. Воины хлынули стремительно, словно океанские волны на берег. Но и толпа встретила нападающих стойко, как прибрежные скалы. Прежде чем воины достигли первых мятежников, командир поднял дубинку и произнес короткое заклинание.

Все уличные фонари на мгновение вспыхнули и погасли. Теперь площадь освещалась только заревом пожара.

Это давало преимущество эльфам. Их боевая подготовка включала обучение ночному бою. Кроме того, древнее благословение Богини наделило их даром ясно видеть в темноте, лишь бы хоть один луч Дамы Луны светил в небе. Мелькали дубинки, эльфы надвигались, толпа отступала. Но воины так спешили нанести удары, что ровная линия наступления разорвалась. Это сильно ослабило их преимущество.

Джейн толкали то в одну сторону, то в другую. Она увидела, как один из тех гномов, что пытались сломать ворота, бросился на солдата, прямо на щит. Солдат с криком упал, сломав руку. Толпа взвихрилась вокруг него, гном исчез. Потом, когда сражающиеся переместились, Джейн увидела, что три эльфа набросились на него с дубинками. С него сорвали рубашку. Он лежал у их ног, окровавленный, полуобнаженный, не сопротивляясь. Голова его бессильно дергалась при каждом новом ударе. У него был сломан позвоночник. Джейн сделала шаг вперед. Она с удивлением поняла, что собирается за него вступиться.

«Глупо, глупо, — яростно твердила она себе, — как глупо! Какого дьявола я здесь вообще делаю? Это бессмысленно. Гном уже мертв, ему не помочь. Беги отсюда, беги скорее!»

Но она, как сомнамбула, шла вперед.

Перед ней вырос солдат. Шлем слетел у него с головы, светлые волосы разметались. Пламя битвы сияло на его лице. Он поднял дубинку. Но тут он поскользнулся на мокром от пролитого вина булыжнике и упал на одно колено.

На него мгновенно накинулся тролль, сел верхом, уперев голову между лопаток, и обвил туловище ногами.

Хрясь! Он заломил эльфу голову назад. Хрустнули позвонки. Тело эльфа обмякло, свет на лице погас. Дубинка со стуком выпала из руки.

Джейн схватила ее.

Пепел падал все гуще. Было трудно дышать. Запах гари проникал повсюду, забивал ноздри, оседал горечью во рту. Джейн умом понимала, что это самые страшные минуты в ее жизни, но, как ни странно, чувствовала совсем другое.

Ей было хорошо.

— Прочь! Прочь от меня! — Дубинка была из литой стали, длинная, как копье, и с перекладиной на одном конце. Это было удобное оружие для схватки с толпой. Не зная, как с ней обращаться, Джейн просто схватилась за один конец и размахивала ею взад-вперед, как двуручным мечом. Пространство вокруг расчистилось, стало легче дышать.

— Мерзавцы! — кричала она. — Подлые, гнусные, проклятые эльфы!

Послышался звук, напоминающий тяжкий вздох, потом другой, потом еще и еще. Даже в шуме схватки эти звуки были хорошо слышны. Канистры с газом, прогремев по камням мостовой, взорвались, испустив облака отравляющего газа.

Те, которых он настиг, упали, кашляя и задыхаясь. Они пытались встать, корчились, хватаясь друг за друга. Но, прежде чем воины успели воспользоваться смятением, группа коротко стриженных парней, зажимая рты и носы мокрыми носовыми платками, бросилась вперед. Они схватили канистры и метнули их в солдат.

Налетевший ветерок понес облачко газа в ту сторону, где была Джейн.

Она мгновенно ослепла. Кожа горела, будто в огне. Она кашляла, задыхалась, из глаз текли слезы. Из носу тоже текло. Щеки горели, словно их отхлестали крапивой. Согнувшись пополам, ничего не видя, она вслепую пыталась выбраться.

И тут случилось чудо. Кто-то взял ее за руку и повел. Она почувствовала на лице дуновение свежего ветерка. Сквозь слезы разглядела, что путь впереди свободен.

— Скорее! — прохрипел ее спаситель. — Сейчас опять пустят газ.

Но, когда они выбрались с площади, Джейн пришлось остановиться. Высвободив руку, она вытерла одним рукавом глаза и высморкалась в другой. Сквозь слезы оглянулась назад.

Дым и пламя сотни пожаров превратили небо в серый холст с красными узорами. Под этим сумрачным балдахином какие-то темные существа ползали среди поверженных тел. Некоторые шарили по карманам. Джейн узнала кое-кого — это были заключенные, которых она помогала освобождать.

— Некогда разглядывать, — торопил ее спутник. — Зеленые рубашки подходят.

И действительно, она слышала ровный шаг свежих эльфийских подкреплений. Джейн снова побежала. И только тогда она посмотрела, кто бежит рядом с ней.

Это был Череп.

* * *

Когда стало ясно, что их никто не преследует, Джейн резко остановилась. Ее стошнило. Череп поддерживал ее, обняв за плечи, пока она освобождалась от пепла, безумия, ужаса. Наконец она выпрямилась. К ее удивлению, в голове прояснилось.

— Ничего заварушка? — сказал Череп. Она посмотрела на него.

— Я у одного паразита откусил палец. А на нем толстенное кольцо золотое со всякими алмазами-хреназами. Вот! — Он похлопал по запачканному кровью карману рубашки. — Так что ночка получилась прибыльная.

Череп был все так же уродлив. Но глаза у него изменились. Они были теперь зеленые с золотыми искорками, как молодые майские листья, и в них светилось веселье, словно Череп был просто ролью, словно это уродливое лицо было маской, из прорези которой выглядывал кто-то другой.

— У тебя что-то за ухо зацепилось, — сказала Джейн.

— Что? — Череп резко обернулся, взметнул руки, но опоздал. Джейн ухватила талисман, висящий у него в мочке уха. — Эй, поосторожнее!

Джейн сорвала талисман. Череп с испуганным криком отшатнулся. Черты его лица поплыли, стали меняться. Исчезла татуировка, сползло выражение злобной тупости. Никакой это был не Череп!

Это был Робин Эльшир.

Джейн поглядела на талисман — янтарная бусина, косточка, сверхпроводящий диск, два синичьих пера — и бросила на землю. Она сама могла сделать таких сколько угодно.

— Какого дьявола ты тут делаешь?

— Тебя искал, устраивает? Фу, больно как! — Он поморщился. На нем была потрепанная мешковатая нейлоновая куртка. — Слушай, я понимаю, что ты меня не просила идти за тобой. Но все равно я здесь. И, если бы ты соображала сейчас получше, ты бы обрадовалась. Надо выбираться. Там уже пошло на ножи. И они их не спрячут, когда разделаются с эльфами. Он схватил ее за руку и потащил дальше. Спеша вслед за ним и спотыкаясь, Джейн вынуждена была признать, что вид у него геройский: сверкающие глаза, мужественный подбородок. Ее сердце смягчилось. Потом она опустила глаза. Что-то торчало у него из кармана, наспех и небрежно туда засунутое. Какой-то клочок черного трикотажа. Трусики. И на вид знакомые.

— А это что? — Она рывком их схватила. Ношеные, не стираные. Понюхала. Это были ее трусики.

— Откуда они у тебя?

Робин смущенно опустил голову, не замедляя шага.

— Я… Ну… Я их выменял у Билли-страшилы. Он сказал, что ты однажды заночевала у него, а утром, когда одевалась, забыла их прихватить.

— Ну, Билли! — воскликнула она в ярости. — Я его придушу!

— Мы думали, ты будешь не против.

— Нет, я буду против и даже очень!

— Но без них я бы тебя не нашел. Это они на тебя вывели. Закон притяжения.

— Ах, притяжения!

— Слушай, ну что тут такого? Билли сказал, что ему нужна моя кожаная куртка, нет ли, мол, у него такого, чего я хочу? — Он искоса поглядел на нее и впервые заметил, во что она превратила его куртку. — А к тебе-то она как попала?

Джейн покраснела.

Некоторое время они шли молча. Потом Робин сказал:

— Мы, наверно, оба не всеми своими поступками гордимся. Но сейчас это неважно. Надо поскорее убираться, пока целы.

* * *

На улице валялись трупы.

Джейн и Робин шли по следам недавно прокатившейся тут толпы. И время от времени слышали впереди ее рев. Это было страшновато, потому что, проходя квартал за кварталом, они ни разу не повстречали живой души. Только трупы.

Трупы в основном были мелкие. Район был жилой, и от толпы время от времени отделялись охотники погромить квартиры гномов. Но лежали там и лешие, и домовые, и козлолюди. Джейн особенно запомнился человек-олень с наполовину освежеванным лицом. Охотник за трофеями успел срезать все мясо с нижней челюсти. Потом его что-то, по-видимому, отвлекло, и олень остался лежать с чудовищной улыбкой. Был виден один глаз, широко открытый, синевато-белый. Он глядел, будто что-то знал, что-то видел впереди, неотвратимо страшное. Глядя на него, Джейн почувствовала, что вот-вот поймет нечто важное. Знала бы ты, что тебя ждет, говорил этот ужасный глаз. Если б ты только знала!

— Не стой тут, — сказал Робин. — С ума, что ли, сошла? — Он потащил ее дальше.

Они проходили улицу за улицей. У Джейн подкашивались ноги. Она ухватилась за руку Робина, чтобы не упасть.

— Куда мы идем?

— Вообще-то я приготовил убежище в Бельгарде, за мусорными ящиками. Но прошло слишком много времени, пока я тебя искал. Мы туда не доберемся. Нас мог бы приютить старина Муфель, но он живет на том берегу. Есть тут, правда, гнездо неумоек, меня бы они пустили, но с тобой — никогда, женщин они не терпят. Выбор у нас невелик. — Похоже было, что он не перебирает возможности, а оправдывает уже сделанный выбор, который очень не нравится ему самому.

— Так куда же мы? — снова спросила она.

— Сюда. — Они свернули за угол и вышли на улицу, которую толпа оставила в стороне. Впереди, под стальными опорами виадука, теснилось несколько обшарпанных, убогих строений. Должно быть, недалеко была пристань — Джейн чувствовала запах реки.

Дома казались необитаемыми, окна были заколочены досками. Когда-то здесь, видимо, был ресторанчик — единственный уцелевший фонарь позволял прочесть вывеску:

ДОМАШНИЕ ОБЕДЫ ТЕТИ МИННИ

— Это притон, где колются, — объяснил Робин. — Хозяин здесь Том-барыга. Сегодня это для нас самое безопасное место. Тут никого сейчас нет, кроме доходяг, накачавшихся в кредит. Украсть нечего, сжигать неинтересно. Лишь бы самого Тома здесь не было. А его не будет. Он сейчас ищет меня. — Робин щелкнул языком. — А это последнее место, где он меня будет искать.

— Ты уверен?

— Я не собирался и за версту сюда подходить. Он меня хорошо знает, значит, и это понимает.

Пронзительный крик разорвал небо. Тень черных крыльев накрыла их на мгновение, как волна ужаса, и тут же схлынула. Крылатое чудовище уселось на перилах моста. Налетели с пронзительными криками и другие черные тени, до того сидевшие на проводах. Словно чайки, только громадные, из кошмара, они дрались из-за добычи, принесенной тем, первым.

Два чудовища сшиблись, налетев друг на друга, и добыча упала вниз. Она шлепнулась на мостовую с тошнотворным звуком. Джейн вскрикнула.

— Не смотри! — быстро сказал Робин. Но она, конечно же, посмотрела. Это было туловище гнома, без рук и без ног. Она видела сегодня вещи и пострашнее, но это зрелище почему-то подействовало сильнее всего. Ее словно ударили по лицу.

— Пойдем скорее в дом, — взмолилась она. Они поднялись по выщербленной бетонной лестнице. Робин распахнул ободранную дверь с веревочной петлей вместо ручки.

Глазам их предстало великолепное зрелище. Изысканная роскошь, словно на рекламе дорогих духов. Сияли шахматным узором мраморные полы. Изящные колонны из полудрагоценных камней уходили в высоту, поддерживая невидимый потолок. Белоснежные совы порхали в воздухе, то появляясь, то исчезая. Шелковые занавеси трепетали у стен. Богоподобной красоты юноши возлежали на подушках. И нежно играла музыка.

У Джейн закружилась голова. Чтобы не упасть, она схватилась за порфировую колонну и ощутила под пальцами отваливающуюся масляную краску. Мраморный пол под ногами слегка пружинил.

— Это все фуфло, — сказал Робин. Дверь за ними закрылась. — Просто мы малость кайфу словили из воздуха.

Один из золотокожих юношей медленно и грациозно двигался к ним. Робин протянул ему монетку, но тот, широко улыбаясь, покачал головой.

— Сегодня все на халяву. — Он указал на ряды белых тарелок, на которых высились горки порошка или лежали пластинки жвачки.

— Угощайтесь сколько влезет. Хватит на всех! И все высшего качества! — Джейн уловила сладкий, гниловатый запах. — Хозяин платит.

— Да уж, Том знает, как дешево откупиться от Тейнда.

— Он такой щедрый! — сказал юноша.

— Он вонючка и сукин сын.

Пожав плечами, юноша сложил руки восточным жестом приветствия и вернулся к своему кальяну.

Высоко в стене зарешеченное окно с полукруглым сводом выходило в летний сад, где сияло солнце, пели птицы и вились виноградные лозы с тяжелыми гроздьями. Ветерок донес до Джейн запах сада, и у нее перехватило дыхание. Она узнала бы этот запах среди миллиона других. Это был сад ее матери.

Робин взял в обе руки ее лицо и насильно заставил отвернуться.

— Не смотри, — сказал он. — Я знал одну девушку, которая помешалась на этом саде. Ей все казалось, что туда должна вести дверь. Она искала эту дверь и никак не могла остановиться.

— И что с ней стало?

— Да ничего. — У Робина было каменное лицо. — Она и сейчас где-то здесь.

Джейн поежилась:

— Я никогда не видела никого на белой смерти. Я иначе все себе представляла.

— Это? Это не белая смерть. Это так, безобидный кайф. То, чем занимаются почти в открытую. Красивые сны, больше ничего.

— А-а, — сказала Джейн. И добавила: — Откуда ты все это знаешь?

— Ну, понимаешь, у меня были в молодости ошибки. — Робин внимательно огляделся по сторонам. — Интересно, есть здесь где-нибудь место почище, чтобы нам сесть?

В глубине комнаты была мавританского вида арка с шелковой занавеской. Занавеска отдернулась. В комнату кто-то вошел. Из-за яркого солнца вошедшего было не рассмотреть.

— А, студент! — Это был Том. Он улыбался широкой, безумной улыбкой. — Я тебя ждал.

* * *

Джейн попала в середину пьесы, завязки которой не видела. Происходящее было непонятно. Задавать вопросы не имело смысла. Слишком много времени потребовалось бы на объяснения. Да и не в том она была состоянии, чтобы выслушивать объяснения. Она знала, надежды нет.

— Пошли ко мне в кабинет, — сказал Том. — Я все приготовил.

— Что это значит? Что происходит?

— Сделал я одну ошибку.

— Ну, не будь к себе слишком строг, — сказал Том. — Кто в жизни не ошибался? На ошибках учимся.

— Но я все-таки хочу знать… — начала Джейн. Робин кинулся к Тому и сгреб его за рубашку.

— Смотри, чтобы с ней ничего не случилось! Понял? — яростно воскликнул он. — Чем бы ни кончилось, она должна уйти целая и невредимая!

— Она мне ничего не сделала. Почему с ней должно что-то случиться? Только ты тут ничего не решаешь.

Лицо Робина стало безжизненным.

— Ладно. — Он отпустил Тома. Они прошли под мавританскую арку.

С другой стороны шелковая занавеска оказалась грязной дырявой тряпкой. Под ногами лежал отставший затертый линолеум. В плохо освещенный коридор выходили комнаты, грязные и ободранные. Они были без дверей, и Джейн видела истощенных наркоманов, валяющихся на пропитанных мочой тюфяках. На стенке висел клок бумаги с надписью от руки: «Вытирай за собой иглу».

Том бросил на Джейн холодный внимательный взгляд.

— Вот она, белая смерть. А не та ерунда в переднем зале. Никаких иллюзий, никаких фантазий, никакой лжи. Одна только голая истина.

Робин очнулся от оцепенения.

— Что есть истина? — вяло проговорил он.

— А вот это мы с тобой сейчас и узнаем. Точно?

В конце коридора была дверь. Том открыл ее, и они вошли в комнату, освещенную только экранами включенных телевизоров. Пять штук стояло на полу и один на металлическом конторском шкафу. Телевизоры издавали шум, на экранах были сплошные снежинки. «Они просто не настроены, — подумала Джейн, — или сегодня нет передач?»

В центре комнаты стоял ломберный столик с двумя плетеными стульями. На столе лежали пара кожаных ремешков и два заряженных шприца. Робин сел на стол. Глаза его были пусты.

Телевизоры трещали.

Как можно уговаривать кого-то, не понимая, что происходит? Джейн схватила Робина за плечо и прошептала:

— Не надо, пожалуйста, не делай этого!

— У него нет выбора, барышня, — сказал Том почти с сожалением. — Все это решилось задолго до того, как вы появились. — Он сел за стол лицом к Робину. — Так. Значит, дуэль на шприцах. Ты согласен?

Робин кивнул.

Они обвязали ремни вокруг бицепсов. Крепко их стянув, стали сжимать и разжимать кулаки, чтобы накачать кровь в вены. Том предоставил Робину выбрать шприц. Взяв тот, что остался, он задумчиво посмотрел на мутную жидкость внутри.

— Вот, основа нашей цивилизации.

— Что? — не поняла Джейн.

— Да вот, пистон. — Он помахал шприцем в воздухе, как сигаретой. — Простейшая форма четырехтактного двигателя: впуск, сжатие, зажигание, выхлоп. Изящно.

— Хотя бы раз в жизни, — проговорил Робин сквозь зубы, — хотя бы этот, последний, один-единственный раз не слышать этой твоей долбаной болтовни.

Он поставил локоть на стол.

Том, усмехнувшись, сделал то же самое. Они сцепили большие пальцы.

— Готов?

— Давай скорее!

Свободной рукой каждый занес шприц над рукой другого. Иглы нависли, замерли, примерились и наконец вонзились.

— Робин…

— Не надо, — сказал он. — Не говори ничего.

— Но я…

— Я не хочу этого слышать, понимаешь? Я знаю, чему я хочу верить, и это скорее всего не то, что ты хочешь сказать. — И добавил, обращаясь к Тому: — Первый выстрел!

Поршни подались назад. Кровавые змеи сворачивались, извиваясь, внутри стеклянных цилиндров. Телевизоры шумели оглушительно. Светящиеся экраны бросали лиловатые отблески на лица дуэлянтов, подчеркивали тени под глазами, впадины под подбородком. Они напряженно смотрели друг на друга. Джейн здесь была лишней. Они очертили вокруг себя круг ненависти и страсти, а она осталась снаружи.

Перед ее глазами что-то мелькнуло.

Маленькая рука тронула ее за плечо.

— Пойдем, — сказал мальчик-тень. — Ты знаешь, что ничем не можешь ему помочь.

* * *

Мальчик-тень увел Джейн из комнаты, где неподвижно застыли эти двое. Они миновали фальшивое восточное великолепие передней комнаты и вышли на улицу. Никто их не остановил.

Они шли городскими улицами, словно зачарованные. Дважды они натыкались на беснующуюся толпу с трофеями, на которые Джейн не хотелось смотреть. Каждый раз мальчик-тень уводил ее в сторону, и никто их не трогал. Ей казалось, что ничего не может случиться с ней, пока он держит ее за руку.

Мальчик-тень прикоснулся к боковой двери Бельгарды, и дверь открылась. Они вызвали лифт. В громадной кабине, рассчитанной на сотню пассажиров, они вдвоем доехали до самого верха. Джейн категорически отказалась идти к себе в комнату, и они прошли в студенческий холл.

— Да ты не бойся, — уговаривал он, — трупы давно убрали. Они это делают очень быстро.

— Нет!

В холле никого не было. Джейн, отвернувшись от окна, взглянула на кресла. В любом из них можно было переночевать. А можно лечь и на полу.

— Ну, мне пора. Если я опоздаю на завод… — Мальчик-тень тоскливо поежился.

— Да, конечно, завод. — Джейн не выпустила его руки.

— Мне пора, — повторил он.

— Кто ты?

Он отвернулся.

— Ты же знаешь меня, — прошептал он.

— Кто ты такой?

Он молчал.

— Хочешь, я сама тебе скажу?

— Нет, — прошептал он, — не надо.

То, что собиралась сделать Джейн, было жестоко. Но она была пьяна, и потрясена, и измучена, у нее все болело, и на все ей было наплевать. Она обвила руками его тоненькое, не сопротивляющееся тельце. Он был маленький и холодный. Она с удивлением поняла, как она выросла с заводских времен. Он, дрожа, с испугом смотрел ей в глаза. Джейн наклонилась и шепнула ему на ухо свое собственное имя.

— Я делал что мог, — плача, произнес он.

— И я тоже. Но ведь этого мало, правда?

Его била дрожь. Он молчал.

— Когда поймают гиппогрифа, подрезают ему крылья, чтобы не улетел. Оленю подрезают сухожилие на ноге. А как искалечить человека, чтобы он не стал от этого хуже работать?

— Не надо… Пожалуйста… — Он слабо забился в ее руках.

— Тихо! — Джейн потянулась к нему. Раздвинула языком его несопротивляющиеся губы. Втянула его язык себе в рот, И тянула дальше, втягивала его в себя, больше и больше, пока не втянула всего.

Она подняла глаза. Яркие рассветные лучи озарили комнату. За окном вставало солнце.

Тейнд кончился.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная